В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

Автор "Экспромта". Популяризировать это мы не будем.

Француский самагонщик
2017-11-18 18:51:12

ув. назар Ахренюкин, теперь под словосочетанием "Ума Турман" оказался (показался) некий текст. но будьте тщательнее при изготовлении текстов. с ув.

Француский самагонщик
2017-07-17 09:48:47

Любопытный? >>




Чудеса святого Франциска

2017-11-06 09:56:53

Автор: Эр Св
Рубрика: KING SIZE
Кем принято: Француский самагонщик
Просмотров: 61
Комментов: 3
Оценка Эксперта: 11°
Оценка читателей: N/A°
ЛИЦА:

МАША, ГЛЕБ, АНТОН, НАТАША - студенты из Беларуси

ФРАНЧЕСКО - экскурсовод

РЕСПОНДЕНТЫ - минчане

МУЖЧИНА - в плаще и красном берете с Библией в руках.

ПСЫ ВОЙНЫ - 1, 2

ЛЮДИ - как ветви деревьев. Реагируют на малейшее дуновение ветерка и на события в лагере. Туристы не видят их, но иногда чувствуют их присутствие.


КАРТИНА 1

Стена разрушенного дома. Используется, как экран. На стене - щит и меч. Справа, под деревьями две каменные ванны. Слева небольшой каптаж — колодец для вывода подземных вод на поверхность. В центре - кострище.

На площадку поднимаются туристы.

МАША (падает на колени, рюкзак за плечами). Снимите кто-нибудь с меня рюкзак. Я устала. Снимите, пожалуйста!

ГЛЕБ (снимает с Маши рюкзак). Устала, масянечка моя? Машенька...

МАША. Ох! (Плашмя падает на землю). Всё.

ГЛЕБ. Воды дать?

МАША. Нет.

ГЛЕБ (идет к колодцу). Здесь воду пить можно?

ФРАНЧЕСКО. Святой источник. Он здесь со времен Древнего Рима.

ГЛЕБ. Понятно. (Берет из рюкзака бутылку с водой, пьет.)

АНТОН (заглядывает в ванну). О! Кроватка. (Падает в ванну.) Всё. Спю.

ФРАНЧЕСКО. Когда-то в этих ванных омывали тела прокаженных.

АНТОН (выскакивает из ванной). Блин!!! Раньше нельзя было сказать?

ФРАНЧЕСКО. "В душе преступника всегда таится страх. А я благодарен Богу за то, что умру свободным от всего!" Так говорил святой Франциск Ассизский, на земле которого вы находитесь.

АНТОН. Все сказал?

ФРАНЧЕСКО. Девиз этого места.

МАША. Говорят, Скорина любил тут медитировать.

ФРАНЧЕСКО. Кто говорит?

МАША. В Инете прочитала.

ФРАНЧЕСКО. И как он тут медитировал?

МАША. Так, наверное. (Садится по-турецки.) Ауммм, ауммм, ауммм.

АНТОН. Фу...чертово корыто... (Чешется.) У Ассизского здесь открылись стигматы?

ФРАНЧЕСКО. Стигматы у него открылись на вершине горы Ла Верна, а мы находимся в лагере прокаженных.

ГЛЕБ. Стигматы - сказки для верующих. У Ассизского была обычная проказа.

ФРАНЧЕСКО. Обычная проказа? Прокаженных, ненавидели, боялись, убивали. И только Ассизский защищал их. Его называли апостолом нищих. "То, что было для всех горько, для него было сладко".

АНТОН. Сладкая проказа? (Чешется.)

ФРАНЧЕСКО. Я не о проказе говорю.

ГЛЕБ. А Скорина что тут забыл?

АНТОН. Он рэп здесь писал.

ФРАНЧЕСКО. Рэп?

АНТОН. Ну да. Скорина - первый белоусский рэпер. Я, когда услышал "Стары Ольса" понял: это даже не рэп. Это «медиаваль рэп». Его читали на площадях перед горожанами... Хип-хоп тогда уже начинался. Чё , уставился? Вот, послушай.

( Антон хватает щит со стены, Глеб хватает меч. Оба читают "Псалом З1 і Песнь"Псалтыр" Ф.Скарыны 1517 г."[6] . Маша снимает Антона и Глеба на видео. Люди -ветви активно реагируют на сражение. )

Бог прэпаяса мя сілаю

і палажы непарочэн пуць мой.

Сьвершая нозе маі яка елені,

навучая руцэ мае на брані.

Пажну врагі мая і пасьцігну іх

і не вазмогуць стаці,

падуць пад нагамі маімі.

Ізтаню іх яка прах прэд ліцэм ветру.

Жыў Гасподзь і благаславен Бог.

І вазьнесёцца Бог спасенія маего.

Ашчэ паастру яка молнію меч мой

і прымець суд рука мая.

Ваздам месьць врагам маім

і ненавідзяшчым мя ваздам

і упаю стрэлы мая ад крові іх

і меч мой сьнесьць мяса іх!!!


АНТОН (падает, прикрывается щитом).

ГЛЕБ (бьет по щиту и по земле вокруг Антона). I меч мой сьнесьць мяса іх!!! Вот так!!! Так!!! И еще раз так!!!

НАТАША. Глеб, прекрати! Совсем с ума сошел?

ГЛЕБ (вешает меч на стену.) Раритет. Странно, что еще не сперли.

ФРАНЧЕСКО. Это Божественный меч и щит Тетраморф . Символы Веры и стойкости Духа. Защищают в любом месте и времени от высокого зла и скрытых воздействий. Украдешь только себе во вред.

МАША. Этим оружием защищались прокаженные?

ФРАНЧЕСКО. У прокаженных было только одно оружие - молитва. Щит и меч нашли в горах партизаны во время Второй мировой войны и оставили здесь, как оберег.

АНТОН (заглядывает в ванну.) А прокаженные, значит, здесь мылись.

ФРАНЧЕСКО. И зерно мололи. И белье стирали. И спали тут же.

НАТАША. А где гостиница? Ты говорил, тут гостиница есть.

ФРАНЧЕСКО. Я не говорил этого.

ГЛЕБ. Тогда делаем пару кадров и валим отсюда.

НАТАША. Мы полдня сюда тащились с рюкзаками! Отдохнуть дай.

ГЛЕБ. Спускаться - не подниматься. В баре отдохнешь.

НАТАША. А экзамен ты за меня сдавать будешь? Мы фильм должны снять.

ГЛЕБ. Снимай, кто запрещает? Я все кроссовки стоптал, ползая за вами по Храмам и базиликам.

МАША. Я остаюсь здесь до утра.

ГЛЕБ. Мы так не договаривались.

МАША. А как мы договаривались?

ГЛЕБ. Быть всегда вместе - и в горе и в радости. (Обнимает Машу.)Так?

МАША. Так.

АНТОН. У Машки от радости аж уши покраснели.

МАША. У меня?

НАТАША. Покраснели-покраснели. В зеркало посмотрись.

МАША. Это я так загорела.

ФРАНЧЕСКО. Ну, а теперь релаксация. Садимся поудобнее, смотрим вниз на древний город Ассизи, на башни монастыря Сакро-Конвенто, в нижнем ярусе которого покоится тело святого Франциска Ассизского. А кто не признает францисканцев, смотрит на облака и спрашивает себя, зачем сюда приходил ваш соотечественник Франциск Скорина.

МАША. Георгий Лукич Скорина.

ФРАНЧЕСКО. Франциск Скорина.

ГЛЕБ. Не парься ты с этой экскурсией, Франческо. Расскажи лучше про винодельню в Sportoletti.

МАША. Глеб, смени тему.

ФРАНЧЕСКО. Ассизский тоже в юности любил винодельни и шумные компании. Но после того, как к нему явился старец и шепнул заветные слова: «Не бери с собой ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои, ни сумы в дорогу, ни двух одежд, ни обуви, ни посоха» (Матф. X, 9, 10). - он раздал свое имущество нищим, надел рясу, стал спать на голой земле с камнем под головой вместо подушки и жить милостыней. Может, и Глебу откроется горизонт?

ГЛЕБ. Я бобло свое никому не отдам. Если только белку за хвост схвачу.

ФРАНЧЕСКО. Я так понял, экскурсия вам не нужна? Но заплатить за нее придется.

АНТОН. Ок, давай по чесноку. Мы докфильм снимаем - "Загадки Скорины". У нас экзамен в универе такой.

ГЛЕБ. А про Ассизского я и сам тебе расскажу.

НАТАША. А здесь снимать нечего: колодец, две ванны , стена с раритетами и строчка в архиве, типа Скорина приезжал в Ассизи и несколько раз посещал город прокаженных. Когда приезжал? Зачем приезжал?

ФРАНЧЕСКО. Но ведь все взаимосвязано. Вот на этом камне когда-то сидел Франциск Ассизский вместе с любимой девушкой Кларой. Потом сюда зачем-то приходил Франциск Скорина. А я точно знаю, из любопытства сюда не приходят. И он тоже сидел на этом камне. А теперь мы сидим и рассуждаем, зачем он сюда приходил?
Кстати, у меня в смартфоне есть портрет Клары и Ассизского. Смотрите. (На экране портрет Клары и Франциска Ассизского.) Что скажете?

НАТАША. О! На Машку похожа!

ФРАНЧЕСКО. Я сразу это заметил.

АНТОН. Повезло тебе, Маш! Будешь теперь бабки заколачивать на телешоу двойников!

НАТАША. Нет у Машки в Ассизи никаких родственников! Она вообще без роду без племени, из затютюшной полесской деревни.

ФРАНЧЕСКО. Франциск Ассизский говорил, все мы братья и сестры. Так, давайте будем любить друг друга?

ГЛЕБ. А ты, значит, в прошлой жизни Франциск Ассизский? Как его до монашества звали? Франческо ди Пьетро Бернадоне?

ФРАНЧЕСКО. Джованни Франческо ди Пьетро Бернадоне.

МАША. Глеб, перестань наезжать.

ГЛЕБ. А что я такого сказал?

МАША. У Франческо, между прочим, глаза такие же, как у Ассизского, очень добрые.

ГЛЕБ. У Ассизского глаза не добрые, а голубые. Он даже не спал со своей Кларой.

ФРАНЧЕСКО. Кларе было шестнадцать. А Франциск был монахом.

ГЛЕБ. Ага! Золотая молодежь сбежала от родителей в горы, нацепила на голые попки рясы, чтобы Богу здесь молиться?

ФРАНЧЕСКО. И у каждого был пояс с тремя узлами. Знаете, что эти узлы означают?

(Все молчат.)

ФРАНЧЕСКО. Обет целомудрия, бедности и послушания.

ГЛЕБ. И ты веришь в эту чушь?

ФРАНЧЕСКО. Я верю в Бога.

ГЛЕБ. А я смотрю на жизнь трезво.

ФРАНЧЕСКО. Между тусовками?

ГЛЕБ. Мне по барабану! Живу, как хочу!

ФРАНЧЕСКО. Никто не запрещает.

МАША. Глеб!

ГЛЕБ. Что Глеб? Никому тебя не отдам. И этому Бернадоне тоже. (Пытается поцеловать Машу.)

МАША. Ну, не надо, Глеб.

ГЛЕБ. Я люблю тебя. Очень.

(Глеб и Маша целуются.)

НАТАША. Здесь так быстро темнеет. Неуютно сидеть в темноте. (Светит фонариком по сторонам. Кричит.)Эгегей!Эй!

ЭХО. Эй...эй...эй...

НАТАША. Эй-эй-эй!

ЭХО. Эй-эй-эй...

АНТОН. Вау!

ЭХО. Ау...ау...ау...

АНТОН. Привет!

ЭХО. Вет...вет...вет..

АНТОН. Вот и поговорили.

ФРАНЧЕСКО. Сейчас костер разведем. Антон, принеси дрова, они под деревьями.

АНТОН. Щас.(Смотрит на деревья. Ветер играет с кронами.)Чудо какое-то...Они шепчутся, как живые!

ФРАНЧЕСКО. Значит, хотят тебе что-то сказать. (Разжигает костер.)Франциск Ассизский понимал язык растений. А мы, увы, нет.

(Все садятся у костра. ЛЮДИ-ВЕТВИ окружают кострище. )

НАТАША. А где мы спать будем?

ФРАНЧЕСКО. Там. (Кивает на ванны.)

НАТАША. Я не буду спать в этом гробу!

ФРАНЧЕСКО. Спи на земле. Спальники есть.

ГЛЕБ. И камень под голову не забудь положить.

АНТОН. А что? Надо попробовать.

НАТАША(берет камеру в руки). Франческо, можно задать тебе вопрос?

ФРАНЧЕСКО. Можно.

НАТАША. Как думаешь, если бы эти деревья умели говорить, чтобы они нам сказали?

ФРАНЧЕСКО. Сказали бы, что надо уважительно относиться к прошлому. Что прошлое - это результат настоящего. Прошлое нельзя изменить, а настоящее можно. От настоящего зависит будущее. Поэтому надо менять настоящее к лучшему и самим меняться.

АНТОН. О, замутил как, философ.

ФРАНЧЕСКО. А ты что замутил в своем фильме?

АНТОН. Пока ничё не замутил, тока респондентов в Минске снял.

ФРАНЧЕСКО. Я никогда в Минске не был. Можно посмотреть?

АНТОН. Смотри.

(На экране Минск.)

МАША. Это я Антона снимала.

ГЛЕБ. Нашла, кого снимать.

МАША. А ты что снял? Мы неделю в Италии, а ты еще ничего не снял.

АНТОН. Он не снял?(Смеется).

ГЛЕБ. Варежку закрой.

МАША. Не поняла. Что он снял?

ГЛЕБ. А что здесь снимать? Гробы эти?

ЛЮДИ-ВЕТВИ (трепещут на ветру).

АНТОН. Всё. Успокоились! На экран смотрите!

(Все замирают, смотрят на экран. На экране Минск, Антон задает вопросы прохожим.)

АНТОН. Я знаю, стыдно не знать то, что все должны знать. А знать мы обязаны символы Родины, столицу Беларуси и кто такой Скорина. Девушка, вы знаете, кто такой Скорина?

ДЕВУШКА. Политик?

АНТОН. Политик, а еще и первопечатник. (Обращается к парню.) А вы знаете, кто такой Скорина?

ПАРЕНЬ. По-моему, педагог. Его именем университет назван и библиотека. Угадал?

МУЖЧИНА. Угадал! Он еще и философ, и полиглот, и астроном, и врач!

ЖЕНЩИНА. Скорина астроном? В школе, когда училась, знала о нем много, но сейчас всё забыла.

ПАРЕНЬ. Его не рекламируют, а я должен помнить?

АНТОН. А кто первопечатником раньше стал, Скорина или Федоров?

ЖЕНЩИНА. Конечно, Федоров.

АНТОН. Ошибаетесь. Скорина на пятьдесят лет раньше Библию опубликовал.

ЖЕНЩИНА. Впервые об этом слышу.

ДЕВУШКА. Скорина - это Солодуха.

АНТОН. С какого будуна?

ДЕВУШКА. По аналогии с буквой "с"!

АНТОН (в сторону). Офигеть! (Подходит к прохожему). А вы знаете, кто такой Скорина?

МУЖЧИНА. Магистр медицинских наук, философ, бакалавр семи свободных искусств, первопечатник, национальный герой.

АНТОН. Вы кто по профессии?

МУЖЧИНА. Учитель истории.

АНТОН. Тогда почему мы так мало знаем о Скорине?

МУЖЧИНА. Потому что люди ленивые и нелюбопытные. Извините, тороплюсь.

АНТОН (вслед). А может, учителя такие? О! Вот идет очень красивая девушка. Она точно должна знать, кто такой Скорина. Девушка, вы знаете, как звали Франциска Скорину?

ДЕВУШКА. Франциск.

АНТОН. Вообще-то, он Георгий Лукич.

ДЕВУШКА. Запутали вы меня совсем. Скорина - первопечатник! Патриот!

АНТОН. Ну вот, анкету я провел. Обидно, что не все знакомы с нашим героем. Может, завтра мне повезет больше? Но, если честно, до недавнего времени я не интересовался Скориной. Думал, скукота до зевоты, но он вдруг вошел в мою жизнь, как родной человек, как брат что ли, друг...Вы не поверите? Но это так!

(Экран гаснет)

ФРАНЧЕСКО. В Италии Ассизского каждый младенец знает. А у вас церкви сжигали вместе со святыми. Потому вы ничего о них не знаете.

АНТОН. Было дело.

ГЛЕБ. Кончай, базар! Щас колбаски забацаю!

ФРАНЧЕСКО. Мясо и алкоголь здесь запрещены!

ГЛЕБ. С чего это вдруг? Пост по четвергам?

ФРАНЧЕСКО. Святое место.

ГЛЕБ. Ой, не надо ля-ля, в Бога он верит.

ФРАНЧЕСКО. Съешь мясо - застрянешь в горах навсегда. Духи не отпустят.

ГЛЕБ. Ох, как страшно.

МАША. А здесь бывают духи? Правда?

ФРАНЧЕСКО. Ну...так говорят. Место непростое. У меня есть сыр и чай Тэ кальдо. Угощайтесь.

ГЛЕБ (открывает термос, нюхает). Че туда натолкал? Спайс? Маша, оцени.

МАША. Корица, бадьян, мята...

ФРАНЧЕСКО. Лайм, красное сухое вино...

ГЛЕБ (пьет.) А чё так мало вина?

ФРАНЧЕСКО. Это просто горячий чай! Тэ кальдо!

(Пьют чай, едят сыр с хлебом.)

МАША. Вкусно! Спасибо, Франческо! Как этот сыр называется?

ФРАНЧЕСКО. Этот - боккончини. А тот - качокавалло.

НАТАША. Надо купить такой сыр домой.

ГЛЕБ. А я вина ящик куплю.

АНТОН. Можно провозить только литр спирта и два вина.

ГЛЕБ. Раскинем на всех.

ФРАНЧЕСКО. А давайте завтра поедем в Падую? Увидите галерею сорока двух лучших выпускников Падуанского университета. Там портрет Франциска Скорины. Я тоже учусь в Падуе. Скоро буду врачом, как ваш Скорина.

ГЛЕБ. Чтобы быть, как наш Скорина, надо быть им.

ФРАНЧЕСКО. Кто бы говорил.

НАТАША. А я колбаску хочу. А ее тут низя.

АНТОН. Если низя, а очень хочется, то можно. (Смотрит на Франческо.) Шучу.

ФРАНЧЕСКО (берет в руки волынку). Интересная штука. Что это?

ГЛЕБ. Положь на место. Бережно. Это волынка. Я заплатил за нее, как за феррари.

НАТАША. Прикинь, Машка Глебу сказала, купи волынку, научись играть, стану твоей.

ГЛЕБ. Купил, чтобы прикольнуться. Теперь, когда напьюсь, играю. А Машка плачет.

ФРАНЧЕСКО. Почему плачет?

ГЛЕБ. Грехи, наверное, мучают. (Играет на волынке. Антон и Наташа поют.)

МАША (плачет.)

ФРАНЧЕСКО. Точно, плачет. Почему плачешь, Маша?

МАША. Не знаю...душа плачет.

ГЛЕБ. У-у-у...масяня моя. (Обнимает Машу.)Плакса-вакса-гуталин. Глазки твои поцелую.

ФРАНЧЕСКО. Итальянцы тоже все хорошо поют. Сама природа к пению располагает. Святой Франциск Ассизский благословил, чтобы душа пела. Он называл Землю - сестрой-матерью. Ко всем живым существам обращался как к любимым и близким родственникам. Я тоже люблю петь. Иду по улицам и песни ору! (Поёт.)

МАША. Тебе на Евровидении петь надо, а ты экскурсии проводишь.

ГЛЕБ. Это потому что у него глазки такие добрые-добрые.

МАША. Глеб, ну зачем ты так?

ФРАНЧЕСКО. Я еще в больнице работаю. За учебу платить надо. А звезд в Италии и без меня хватает.

МАША. И правда, здесь так много звезд, и все они так близко - можно руками дотянуться! Сейчас встану на носочки и поглажу каждую звездочку. (Становится на носочки, тянется руками к звездам, кружится. )

ЛЮДИ-ВЕТВИ (танцуют вместе с Машей).

ГЛЕБ. Маша, спустись на Землю. Ты не на сцене находишься!

ФРАНЧЕСКО. Хорошая девушка. Не обижай ее, Глеб.

АНТОН. А это у них игры такие эротические.

ГЛЕБ. Варежку закрой!

АНТОН. Сам закрой!

ФРАНЧЕСКО. Не ссоритесь! Здесь святое место!

ГЛЕБ. Заколебал своей религией. Сколько тебе заплатить, чтобы ты успокоился?

ФРАНЧЕСКО. Сколько в договоре написано.

ГЛЕБ (отдает деньги Франческо). Держи. Спасибо большое за плодотворную экскурсию.

ФРАНЧЕСКО (считает деньги). Здесь на пятьдесят евро больше. (Кладет деньги в карман.)

АНТОН. Ты же на чай не берешь.

ФРАНЧЕСКО. А это на корм рыбкам.

НАТАША. А какие у тебя рыбки, Франческо?

ФРАНЧЕСКО. Пираньи.

НАТАША. Фу, какой. А мы здесь не заразимся?

ФРАНЧЕСКО. Не понял.

НАТАША. Я про проказу говорю!

ФРАНЧЕСКО. Скорина не боялся сюда приходить? Воду здесь пить не боялся? Больных лечить не боялся?!

НАТАША. Так он врачом был. А сколько после него тут бомжей тусовалось?

ФРАНЧЕСКО. Всё. Я спать. (Ложится в спальник на земле.)

(Все молчат.)

ГЛЕБ. Жрать хочу!

АНТОН. Тебе сказали, здесь мясо не жрут.

ГЛЕБ. И не жри! (Нанизывает колбаски на шампуры). А я жру!

НАТАША. Вот скажите, какой дурак назвал это место святым? Здесь жили отбросы общества! Грязные бомжи, все в язвах, вонючие. На Земле два миллиарда лишних людей. Природных ресурсов на всех не хватит. Римляне правильно делали, что убивали таких.

ЛЮДИ-ВЕТВИ (трепещут на ветру).

ФРАНЧЕСКО. А ты, значит, не лишняя?

НАТАША. Я учусь, строю карьеру, у меня цели в жизни есть. Почему я должна думать о каких-то уродах? Ассизский из-за них получил проказу. Франциск Скорина умер нищим. Печатался бы в гламурных журналах, желтой прессе - жил бы как человек.

ГЛЕБ. Эффект бабочки. Присвоил себе имя апостола нищих, и всё потерял.

МАША. Скорина о людях думал, а не о том, как их в топке сжечь.

АНТОН. Благое дело наказуемо. Это, если ждать благодарности. Скорина просто делал свое дело.

ГЛЕБ. А он тоже был лишним. Его отовсюду гнали. Москва Библию сожгла. Патриархи и ксендзы в еретики записали. И вообще, религия - опиум для народа.

АНТОН. Сам ты опиум для народа.

ГЛЕБ. Я тока для себя чуть-чуть.

АНТОН. Восемь лет строгого с конфискацией.

ГЛЕБ. Заботливый какой. Короче, каждому по колбаске и огурец. И пиво!

ФРАНЧЕСКО (встает). Всё. С меня хватит. Ухожу.

НАТАША. Франческо, ну что ты вскочил? Спи себе. Пацаны есть хотят, весь день голодные по горам лазили.

ФРАНЧЕСКО. Мусор уберите за собой.

ГЛЕБ. Да ладно, че ты уже? Садись, побазарим, пивка попьем.

ФРАНЧЕСКО. Не о чем базарить. У нас разный менталитет. Утром вернусь. Отведу вас в город, и разбежимся! Нагадите здесь - вызову полицию. Пока!

ГЛЕБ (вслед). Угу. Ноги в темноте побереги!

ФРАНЧЕСКО. А ты голову! (Уходит.)

(Все молчат.)

МАША. Некрасиво как-то получилось. Зря мы его обидели.

ГЛЕБ. Я заплатил ему за экскурсию на пятьдесят евро больше. Объяснил всё вежливо. Что ему еще надо?

МАША. Мы нарушили Закон этого места.

АНТОН. Менталитет у нас разный? А что мы такого сделали? Колбаску съели? А они по всей Европе памятники нашим солдатам уничтожают.

ГЛЕБ. Я предлагал сразу валить отсюда! Щас бы в баре пузырь гоняли...(Берет банку с пивом.) Че молчите? За успех абсолютно безнадежного дела?

МАША. А что говорить? Неприятно всё это. Я спать. Устала. (Берет спальник, идет спать.)

АНТОН. Мясо съели, узелок развязали, теперь прямо в ад?

ГЛЕБ. А мне по барабану. Маш, ты где? Масяняяяя...(Идет за Машей.)

НАТАША. А мне страшно здесь. Кажется, шаг в сторону сделаешь - и тьма затянет. Она как живая. Ни одного огонька внизу.

(Смотрят во тьму. )

АНТОН. Не боись, Наташа. Я рядом. Я с тобой. Если умрем, то вместе. Иди спать. Я сейчас. Только еще одну колбаску съем.

КАРТИНА 2

Антон жарит на шампурах колбаски. На холм поднимаются "псы войны". Люди-ветви прячутся за камни.

АНТОН. О! Кто пришел! Мы вас не ждали, а вы при...шли! Вообще-то, мы с фирмой так не договаривались. Место забито на два дня.

СОЛДАТ-1. С кем договаривались? С Ассизским? Ты кто?

АНТОН. Антон Мазуров. А вы?

СОЛДАТ-2. Что делаешь здесь?

АНТОН. Сказал уже, у нас экскурсия. Тематическая.

СОЛДАТ-1. Чиво?

АНТОН. Ничиво. Вот договор.

СОЛДАТ-1 (берет договор, вертит в руках.) Засунь его себе в зад. (Рвет договор.)

АНТОН. Ты че делаешь? Это разрешение на экскурсию. За все заплачено.

СОЛДАТ-1. Кем заплачено? Сколько вас тут?

АНТОН. Вы актеры? Вас Франческо нанял?

СОЛДАТ -1. Чиво? (Смотрит в сторону, приказывает кому-то.) Гони их в шею! Жги их логово!

(Люди-ветви оживают, это бездомные старики, дети, женщины, мужчины. Римские легионеры гонят их из лагеря. Слышны крики, стоны: "Пощадите, это моя дочь, отпустите ее! Не убивайте моего мужа, пощадите!!! " Постановочно это танец ужаса и страданий. Можно показать это на экране. )

АНТОН. Объясните, что происходит? Кто все эти люди?

СОЛДАТ-1 (бьет женщину плетью). Пошла вон, тварь! Встала! Пошла вперед!

АНТОН. Что вы делаете? Прекратите! Не бейте ее! (Порывается защитить женщину.)

СОЛДАТ-1 (останавливает Антона мечом). Стоять! Я тебе вопрос задал! Кто ты такой? Ты не похож на всех этих! Ну? Что молчишь?(Задирает мечом на Антоне футболку.) Ты прокаженный? (Кричит.) Он прокаженный!!!Прокаженный!!!

АНТОН (смотрит на свои руки). Блин! Знал, что заболею. Спрашивал, Франческо, заразная вода тут или нет? Ё твою блин!!! Ё!!!

СОЛДАТ-2 (хватает шампур). Опять крыс жрёте? (Пробует. Плюет.) Дерьмо! (Отбрасывает шампур в сторону, заглядывает в ванну). Здесь женщина! Фабио, тут женщина! У нее золото! (Срывает с Наташи золотую цепочку. Пробует на зуб. ) Воровка! Где цепочку стащила? У дона Педро Мазини?

НАТАША. Я не воровка! Отдай! Это моё!

СОЛДАТ-2. Кольцо сними, палец отрублю.

НАТАША. Отпусти! Больно!

АНТОН. Это моя женщина! Отвали от нее!

СОЛДАТ-1. Щас отвалю! (Бьет Антона в челюсть.)

АНТОН. Вы за это ответите! Я буду жаловаться в посольство!

СОЛДАТ-1. Чиво?

АНТОН. Предупреждаю, вы за это ответите!

СОЛДАТ-1. Щас отвечу! (Колет Антона мечом в плечо.) Уже ответил! Еще ответить?

СОЛДАТ-2 (смотрит на Наташу). Красивая женщина. (Рвет на Наталье кофточку.) У этой нет проказы. (Притягивает Наталью к себе.) Вкусно пахнет. (Целует в шею.)

НАТАША. А-а-а-а-а-а!!! Отцепись!!!! Придурок!!!! Антон, скажи ему!!! Антон!!! Глеб!!! Маша!!!Помогите!!!

СОЛДАТ-2 (смеется). Люблю строптивых. Хватит брыкаться! (Падает на Наташу в ванну. )

НАТАША. Не трогай меня! Урод! Нет!

АНТОН. Наташа! (Порывается к Наташе.)

СОЛДАТ-1 (останавливает его мечом). Это жена твоя, Антон? А дети есть? Где твои дети? Там? (Кивает на ванны.) Если мальчики здоровы - с собой заберем. А девочек убьем. Или отдадим в полк для забав.

НАТАША. Антон!!!

АНТОН. Убью! Отвали от нее! (Хватает меч. Пытается сражаться.)

СОЛДАТ-1. О! Драться вздумал? Дурашка! А ты неправильно меч держишь! Вот так держать надо. Мышцы расслабь и регулируй свое дыхание. Меч должен находиться на удобном расстоянии от тела и быть направлен к горлу противника, или к его глазам. Это называется положить меч "на точку". Вот так! Держи дистанцию. Надо бить по противнику, а не по мечу. А ты драться со мной вздумал? Выпад делай. Смотри, как я это делаю! Повтори. Правильно, молодец! Теперь иди на меня...иди ко мне. Хорош удар. А я тебя так! А еще вот так! Но ты меня задел!!! А я тебя за это убью! Душа твоя в вечность понесется. Не забудь передать привет моим врагам! Вот им мой привет от Черного Дьявола! (Убивает Антона мечом, вытирает кровь с лезвия платком.) Ублюдок. Но, он без тренировки минут пять продержался. А жена его хороша? Приглянулась?

СОЛДАТ-2. (Выбирается из ванны.) Гадина! Она чем-то ткнула меня прямо в карася моего. (Стонет.) Тварь.

СОЛДАТ-1 (Поднимает Наташу за волосы из ванны.) Строптива, говоришь? Ничего, я ее успокою! Позабавимся, красотка?

НАТАША. Будь ты проклят, Иуда! (Плюет ему в лицо) Будь ты проклят!

СОЛДАТ-1. С-сука! Убью! Убью! (Бьет её мечом.)

(По экрану растекается кровь.)

КАРТИНА 3.

У стены мертвые Антон и Наташа. Всюду разбросаны спальники, рюкзаки... МУЖЧИНА В ПЛАЩЕ И КРАСНОМ БЕРЕТЕ сидит на камне, держит в руках Библию.

МУЖЧИНА . " А я говорю вам: любите врагов ваших, молитесь за проклинающих вас, делайте добро тем, которые вас ненавидят...". /Ев. Матфея, 5. 39-45/. Не мстите за себя возлюбленные...Не будьте побеждены злом, но побеждайте зло добром. /Римлянам. 12. 21, 0, 19/. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают фарисеи? "/Ев. Матфея. 5. 46-48/.

МАША (выглядывает из каменной ванны, трясет Глеба за плечо). Глеб, Глеб, проснись! Глеб!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

ГЛЕБ. Что случилось, Машенька? (Выглядывает из ванной.) О...нет!

МАША. Они...они...их убили...убили

ГЛЕБ (бросается к убитым). Антон! (Закрывает ему глаза.) Надо в полицию сообщить. (Звонит.) Черт! Связи нет! (Смотрит на свои руки). Посмотри на мои руки, Маша! Что это?

МАША. Антон, вставай! Хватит притворяться! Прошу тебя, миленький, проснись! Наташенька...(Рыдает.)

ГЛЕБ. Оставь их! (Снимает с Маши толстовку. Осматривает Машу.)

МАША. Что ты делаешь, Глеб?

ГЛЕБ (снимает с себя свитшот). Посмотри, что у меня на животе?

МАША. Их убили!!! Убили!!! Ты не понимаешь?!?

ГЛЕБ. Заткнись! (Осматривает Машу.) У тебя тоже язвы. Это... проказа?

МУЖЧИНА. Проказа уродует лицо человека, истребляет нервную систему.

ГЛЕБ (замечает мужчину, хватается за нож). Ты кто? Не подходи!!!

МУЖЧИНА. Лекарь я - Георгий Лукич Скорина.

ГЛЕБ. Кто?!

МУЖЧИНА. Георгий Лукич Скорина.

ГЛЕБ. А...тогда я Коперник.

МУЖЧИНА. Встречался я с Коперником в Кракове. Давно это было.

ГЛЕБ. Маша, он псих!

МАША. За что вы их убили?

МУЖЧИНА. Побойтесь Бога. Никого я не убивал!

ГЛЕБ. Ага, сидишь тут и молишься!

МУЖЧИНА. Смотрю с горы вниз, вижу то, чего вблизи не рассмотреть.

ГЛЕБ. Там, внизу, туман такой - ничего не видно!

МАША. Но их убили...убили!

МУЖЧИНА. Ваших друзей убили псы войны. Увидели прокаженных, и убили. Жизнь простого человека для них ничего не значит.

ГЛЕБ. Ошибаешься, прокаженных убивали, чтобы пандемии не было! Какого черта я сюда попёрся? Теперь сам болен.

МУЖЧИНА. Всегда говорил, прежде душу надо лечить.

ГЛЕБ. И грипп так вылечишь и триппер, лекарь грёбаный?

МУЖЧИНА. Беда ваша в том, что вы любовь ставите на последнее место.

ГЛЕБ. На первое.

МУЖЧИНА. Я о душе говорю.

ГЛЕБ. Я не верю в Бога!

МУЖЧИНА. Не верите в Бога? Как же так?

ГЛЕБ. А где был твой Бог, когда моих друзей убивали?

МУЖЧИНА. Испытание им такое выпало.

ГЛЕБ. Зло им выпало в приоритете! (Звонит по мобильному). Алло, полиция? Алло? Опять связи нет! Во попали! Маша, надо уходить, пока туман совсем не сгустился.

МУЖЧИНА. Без Любви нет Веры. Поставьте Любовь на первое место, и душа ваша встрепенется. Сделать это просто, как передвинуть вот эти камни. (Передвигает камни.) Любовь на первое место, Веру на второе, Любовь на первое место, веру на втрое, и Мир обретет гармонию.

МАША. А все говорят: вера, надежда, любовь.

МУЖЧИНА. Это в совокупности так звучит. (Переставляет камни). А правильно надо так: Любовь на первое место... Веру на второе... Любовь на первое место...

ГЛЕБ. Теперь полиция скажет, что мы тут накумарились и убили их. А этот подтвердит. У нас в крови найдут божественный те кальдо! Уходить надо отсюда! Скорее!

МАША (подходит к мужчине. Смотрит ему в глаза. ) Он не виноват. Он не мог убить.

ГЛЕБ. Еще одни глазки добрые увидела?

МАША. Увидела. Он нормальный человек.

ГЛЕБ. Дура! Идиотка! Он тебя по кумполу жахнет, опомниться не успеешь!

МУЖЧИНА. Оскорблять девушку я вам не позволю.

ГЛЕБ. Да пошел ты!

МУЖЧИНА. Патологическая ревность приводит к насильственным действиям и самоубийству.

ГЛЕБ. Кто ты такой, чтобы меня учить? Ее баксом поманишь и побежит!

МУЖЧИНА. Что такое бакс?

ГЛЕБ. Мерило всех ценностей. (Смеется.) Нормальный человек.

МАША. Мы с Антоном в один детский сад ходили. Учились в одной школе. Потом в университете. Он был мне, как брат, а Наташа - моя подруга. (Плачет.)

ЛЮДИ- ВЕТВИ (поднимают саван. Антона и Наташи нет. )

МАША. А они просто уснули? А потом проснулись и ушли? Они ведь не умерли? Правда?

ЛЮДИ-ВЕТВИ (опускают саван).

ГЛЕБ. Не болтай ерунду. Нас тоже могут здесь убить! Надо сматываться!

МАША. Моё тело все в язвах. Значит, я скоро умру?

ГЛЕБ (кричит). Оглохла, да? Встала и пошла за мной!

МАША. А ты меня баксом помани, и побегу!

ГЛЕБ. Дома истерики закатывать будешь!

МУЖЧИНА. Всегда мечтал вернуться домой, в Полоцк , с женой и детьми... не получилось.

МАША. Скажите, а проказа лечится?

МУЖЧИНА. Лепра? Нет. Эта болезнь смертельная. Она - великий имитатор. Вы думаете, у вас болит голова, а это лепра. У вас болят суставы, а это снова лепра... протекает мучительно и долго...лет двадцать-тридцать. Передается воздушно-капельным путем. Пациентам нужен постоянный уход и хорошее питание.

ГЛЕБ. И деньги! Бесплатно только здоровые лечатся.

МУЖЧИНА. Бедных я лечу бесплатно.

ГЛЕБ. Не парь мне мозг!

МАША. Скажите правду, кто вы и зачем сюда пришли?

МУЖЧИНА. Пришел засвидетельствовать свое почтение Франциску Ассизскому. Я ведь имя его себе взял, а это ко многому обязывает.

МАША. Но ведь он старше Франциска Скорины на два века. Вас это не смущает?

МУЖЧИНА. А разве почтение зависит от времени? Разве Франциск Ассизский ничего не сделал для людей?

МАША. Он хоспис здесь организовал, волонтером был.

МУЖЧИНА. Кем он был?

МАША. Волонтером.

МУЖЧИНА. Святым он был, девочка. А вы, наверное, студенты?

МАША. А вы?

МУЖЧИНА. Я уже говорил вам.

МАША. Какой же вы бессовестный! Бессовестный! А еще Библию в руках держите!

МУЖЧИНА. А вы читали эту Библию? Вы, хотя бы разок заглядывали в неё? Вы Заповеди соблюдаете?

МАША. Нет, не читала, и Заповеди не все запомнила!

МУЖЧИНА. Как глупо всё, как нелепо...не читала и не запомнила.(Замечает на камне волынку.) Волынка...в юности играл на ней.

ГЛЕБ. А сейчас сыграть слабо?

МУЖЧИНА. Всему свое время.

МАША. Скажите, вы православный или католик?

МУЖЧИНА. А вот не скажу!

МАША. Потому что врёте вы всё! Как вам не стыдно?

ГЛЕБ. А он безбожник! Купец! Хотел бобло срубить за Библию - не получилось. А попы теперь процветают. Всегда говорил, религия - опиум для народа!

МУЖЧИНА. Бог каждому воздаст по заслугам.

ГЛЕБ. Грохнет Землю от большой любви к человечеству?

МУЖЧИНА. Бог не вправе останавливать Время. Покайтесь всем миром, и Суда не будет.

ГЛЕБ. Заколебал! Тут каждый сам за себя!

МУЖЧИНА. Значит, вы все преступники.

ГЛЕБ. А ты один безгрешный?

МУЖЧИНА. Почему же? Живу в своем мире, не в повседневном обыденном, а в бесконечности времени, в безграничности, в противоречии с самим собой, страдаю из-за этого, ошибаюсь, грешу, и каждый раз спрашиваю себя, зачем жил? Зачем трудился? Зачем грамоту вам открыл, зачем книги печатал?

ГЛЕБ. Я не читал ваших книг.

МУЖЧИНА (хохочет).

ГЛЕБ. Псих.

МУЖЧИНА (хохочет).

МАША. Мужчина, вы смеетесь невпопад.

МУЖЧИНА. А вы вещички свои собрали уже? Ничего не забыли? Уходите! Убирайтесь! Вон отсюда! Господи, прости меня. (Крестится, садится на камень, прижимает к себе Библию.) Господи, прости меня!

ГЛЕБ. Черт! Туман сгущается! Говорил тебе, надо уходить! Застрянем теперь здесь. Во влипли! (Пытается звонить.) Алло! Алло!

МУЖЧИНА. У вас проблемы со зрением. Я отлично вижу дорогу!

ГЛЕБ. Где та дорога? Покажи!

МУЖЧИНА. У каждого свой путь.

ГЛЕБ. Дорога в Ассизи одна! Мне надо в больницу! Срочно! Я могу умереть! У меня язвы на теле.

МУЖЧИНА. А мне показалось, у вас язвы в голове.

ГЛЕБ. Здесь? Маша, посмотри, что у меня там?

МАША (осматривает голову Глеба). Да...здесь тоже...и здесь...

ГЛЕБ (пытается дозвониться). Алло...алло...

МУЖЧИНА. Я пытался показать вам дорогу, но вам , как вы говорите, все по фиг.

ГЛЕБ. Послушай ты, умник! Я ткну тебя одним пальцем, и ты развалишься! (Хватает мужчину за плечо.)

МУЖЧИНА (осаждает Глеба одним приемом). Забыл, что я лекарь? Нажму на точку и будешь в коме дорогу домой сорок лет искать.

ГЛЕБ. Э! Больно! Отпусти! Больно!

МАША. Глеб, Глебушка...Мужчина! Отпустите его! Сейчас же отпустите!

МУЖЧИНА (отпускает Глеба). Руки не хочу об него марать. Полейте мне, пожалуйста. (Подает Маше ковш.)

МАША. Ну будьте же вы человеком!

МУЖЧИНА. Полейте мне, пожалуйста, на руки.

МАША (поливает из ковша). Нам надо в полицию сообщить. Вы не понимаете? Здесь людей убили! Прошу вас, покажите нам дорогу. Мы же вас не обижали. Вы сами к нам пришли и назвались Скориной.

МУЖЧИНА (моет руки.) Я и есть Скорина. Спасибо, любезная.

ГЛЕБ. У моего папаши знаешь, сколько бабок? Наймет, кого надо, получишь по полной, Скорина! Сядешь за то, что удерживал нас на этой свалке!

МУЖЧИНА. Я вас сюда не звал. Не нравится - уходите!

ГЛЕБ (садится на камень). Сговорились все тут? Затащили меня в горы, чтобы папаню моего шантажировать? Баксы с него снимать? Это ты во всем виновата! И эти двое подквакивали: поедем в Италию, поедем! Кино хотели здесь снять! Сняли? Довольны теперь? Эй, вы, придурки! Сеанс окончен! (Поднимает саван.)

(Антона и Наташи нет.)

ГЛЕБ. Черт...что это ? Где они? А-а-а-а-а-а-а!!!!А-а-а-а-а!!! А-ааааааааааааааааааа! Хватит из меня идиота делать! Разыграть меня хотели? Не получится! Эй!!!! Где вы?

ЭХО. Где вы... где вы...где вы...где вы...

ГЛЕБ (орёт). А-а-а-а-а-а-а!!!!А-а-а-а-а!!! А-ааааааааааааааааааа! Аааааааааа!

МАША. Перестань кричать! Мне страшно, когда ты так кричишь! (Зажимает уши руками.) Замолчи! (Мужчине.) Мужчина, скажите, вы актер? Вы же не бандит, и не сумасшедший? Это просто розыгрыш? Вот и сейчас наших друзей здесь нет. А пять минут назад они здесь были.

МУЖЧИНА (удивленно смотрит на Машу).

ГЛЕБ (смотрит на мужчину). Какой проникновенный взгляд. Маша, покрути-ка попкой, он, кажется, на тебя запал.

МАША. Что? Ты это мне говоришь?

ГЛЕБ. Для спасения все средства хороши. (Пытается обнять Машу.)Не злись, котенок. Так надо.

МАША. Не прикасайся ко мне!

ГЛЕБ. Маша...

МАША. Ты мне противен! Отойди от меня!

ГЛЕБ. Маша...

МАША. Отойди от меня!!!Отойди!!!

МУЖЧИНА. Слышал, что тебе сказали? Отойди от нее!

ГЛЕБ. А что...я не претендую.

МУЖЧИНА. Ты отдаёшь мне свою женщину?

ГЛЕБ. Маша, я вернусь за тобой! Верь мне!

МАША. Ненавижу тебя!

МУЖЧИНА. Господи, что они творят? (Открывает Библию, читает.)

ГЛЕБ (мужчине.) Ну, че ты уперся? Видишь, она согласна! Что тебе еще надо?!

МУЖЧИНА. Господи, пощади меня!

ГЛЕБ. Сколько тебе доплатить?

МУЖЧИНА. Господи!Прошу тебя!Избавь меня от этих людей!

ГЛЕБ. Ну, что уставился в эту книгу?

МУЖЧИНА. Как же я устал от них! Устал! Хотел забыться, с Богом поговорить. Как же я несчастен...несчастен...

МАША. Мужчина, покажите ему дорогу.

МУЖЧИНА. Замолчите!!! Оба! Тишины хочу! Тишины!

(Все молчат. Становится очень тихо. Внезапно звучит РИНГ-ТОН телефона "Тишины хочу". На экране древний город Ассизи. )

РИНГ-ТОН ("Тишины хочу", группа Антиреспект.)

В отблеске луны тишины неповторимый свет,

Что ложится плавно на тьму пустынных улиц.

И только Храма размытый силуэт.

Светят фонари надо мной сутулясь.

Тишины хочу, пусть мчатся даты,

Устремлюсь вдаль прохладным взором.

В этом мире, где без вины виноватые,

Без крови, без приговоров.

Закурю и в тишине прошепчу слова

Те самые, которых никто не узнает.

И заплачет душа, как будто вдова,

И ночь тишиною растает.

Тишины хочу от зари до зари,

Купола пронзают неба колпак.

Тишина и лишь где -то вдали

Слышится лай собак.

Тишины, тишины хочу

Тишины, в молчании сколотом.

Лёгким ветром вольно пролечу

Над крестами, покрытыми золотом..."

КАРТИНА 4

Мужчина читает Библию, Маша смотрится в зеркальце. Глеб стоит у стены. Звучит ринг-тон телефона "Тишины хочу".

ГЛЕБ (хватает мобильный). Алло! Алло! Алло!!!!

МАША (смотрится в зеркальце). Ты меня не любил никогда...никогда...Какое страшное слово - НИКОГДА...Я стала некрасивая...Все лицо в язвах.

ГЛЕБ. Я искал дорогу. Но все дороги ведут обратно.

МАША. Это, как в автобусе, смотришь на табличку над дверями, а там написано "Выхода нет"...и едешь в никуда...и ты один во всем мире...и никому не нужен...потому что живешь в мире НЕЛЮБВИ...Страшно жить без любви... (Переставляет камушки.) Любовь на первое место - веру на второе, любовь на первое место...Как жить без любви?

ГЛЕБ. Франческо говорил, будете жрать мясо - никогда отсюда не выберетесь.(Кричит мужчине.) Эй ты, умник, ты тоже тут мясо жрал?

МАША. Мужчина, скажите, мы умрем? Или нас уже нет? Где мы сейчас находимся в аду или в раю?

МУЖЧИНА. В городе прокаженных.

МАША. А вы кто?

МУЖЧИНА. Я вам уже говорил.

МАША. Отведите нас домой, пожалуйста.

МУЖЧИНА. Я, как и вы, в ловушке у непогоды. Ничем помочь не могу. Ничего личного.

ГЛЕБ. Дай сюда зеркало! (Отнимает у Маши зеркальце, выбрасывает.) Надо людей звать на помощь. (Кричит.) Э-э-эй! Помогите! Эй, кто-нибудь, помогите!

ЭХО. Помогите...помогите...

МАША. Зря кричишь. Мы одни на Земле остались. А еще этот странный человек.

ГЛЕБ. Думаешь, он Скорина? Сидит тут, как немой укор человечеству. А за что нас наказывать?

МАША. За всё хорошее. За его несбывшиеся мечты. Он думал, грамоту нам откроет, и мы все святыми станем, а мы не стали святыми! И нам всего мало, мало, мало!

МУЖЧИНА. Христос добровольно на Крест взошел за грехи наши.

ГЛЕБ. Так он взошел уже. От нас чего ждете?

МУЖЧИНА. Сораспяться вам надо.

ГЛЕБ. Это как это - сораспяться?

МУЖЧИНА. На Кресте сейчас самое безопасное место.

ГЛЕБ. Достал уже своей религией.

МАША. В чём вы нас обвиняете? Что я не так сделала?

ГЛЕБ. Пусть каждый сам за себя отвечает! У меня грехов нет!

МУЖЧИНА (смеется).

МАША. Почему вы смеетесь?

МУЖЧИНА (играет на волынке).

МАША. Прекратите играть! Как вам не стыдно? Наши друзья погибли, а вы на волынке играете!

МУЖЧИНА (смотрит на Машу). По-моему, у вас не проказа, а диатез. И не надо так нервничать, морщинки появятся.

ГЛЕБ. Он на тебя глаз положил, а ты уже и попкой завертела?

МАША. Сам советовал - вертеть.

ГЛЕБ. Он нищий и чокнутый актер. Сидит тут и выпендривается. А ты и уши развесила.

МАША. Я кушать хочу.

МУЖЧИНА. Возьмите вот, у меня печенюшка завалялась.

МАША. Спасибо.

ГЛЕБ (выхватывает у Маши печенье). Отдай! Мне надо силы беречь. Чтобы защищать тебя.

МАША. Глеб!

ГЛЕБ (мужчине.) Когда туман пройдет? Дороги не видно!

МУЖЧИНА. Самая верная дорога - путь к себе.

ГЛЕБ. Ты еще ответишь за это.

МУЖЧИНА. Даже звери и птицы, и рыбы помнят дорогу домой. На ощупь, ползком, вплавь, по воздуху доберутся. А ты почему-то забыл.

ГЛЕБ. Послушай, если ты Скорина - Библию твою наизусть вызубрю! Но ты же не он! Не он? Кто ты? Дьявол? Думаешь, нацепил красный берет, Библию в руках держишь, то и Скориной стал? Что смотришь так? Не смотри мне в глаза! Ослепну! Не смотри так!!! Глаза мои...глаза!!! Маша, я ничего не вижу!

МАША. Глеб... Глебушка, вот возьми платок... скажи, в чем каяться надо?

ГЛЕБ. Откуда я знаю? Глаза болят.

МУЖЧИНА. Проказа приводит к слепоте.

МАША. Я покаюсь! Слышите, покаюсь! Только помогите Глебу!

МУЖЧИНА. Да чем же я ему помогу?

МАША. Я маму обманула, сказала, с подружкой к экзаменам готовлюсь, а сама с Глебом в Италию укатила кино снимать... Но я любила его... И еще, я матом ругаюсь... иногда.

МУЖЧИНА. Грехи с возрастом копятся.

МАША. Хорошо, что мы умрем молодыми.

МУЖЧИНА. Нет греха непрощаемого, есть грех нераскаянный.

ГЛЕБ (мужчине). А тебе в кайф Скориной быть? Да?

МУЖЧИНА. А ты решил ролями со мной поменяться? Попробуй.

МАША. Глеб, не ссорься с ним! А то он уйдет. А я только рядом с ним чувствую себя защищенной.

ГЛЕБ. Я из-за него ослеп, а ты считаешь его защитником?

МАША. Что же нам делать? Что делать? Мужчина, скажите, что нам делать?

ГЛЕБ. Я тоже могу ему лапши навешать, и он поверит, что я король Сигизмунд. Бла-бла-бла-бла-бла-бла!

МУЖЧИНА. Не верю!

МАША. А вы православный?

МУЖЧИНА. Девочка, иди к своему другу, пожалей его.

МАША. Я еще не покаялась.

МУЖЧИНА. Я не Бог, чтобы мне каяться и не священник.

МАША. Мужчина, я почему-то чувствую себя виноватой перед вами.

ГЛЕБ. Ему полтинник с гаком! Какой он мужчина?!

МУЖЧИНА. Рот закрой!

ГЛЕБ. О! Лексикон прорезался. Знаешь, кто мой отец?

МУЖЧИНА. О людях по поступкам сужу.

ГЛЕБ (вскакивает). Гад! Убью тебя!

МАША. Глеб, остановись! Там обрыв.

МУЖЧИНА. Свалишься, и папа не поможет.

МАША. Жизнь такая запутанная. Мужчины капризны, инфантильны, а женщины хотят подороже себя продать... Мир сходит с ума. В моде однополые браки, оружия на Земле стало больше, чем травы...

ГЛЕБ. Маша, что ты мелешь?

МАША. Каюсь.

ГЛЕБ. С ума сошла? В чем каешься?

МАША. В том, что люди разучились любить.

МУЖЧИНА. А я каюсь в том, что не научил вас любить!

МАША. Простите нас.

ГЛЕБ. Вот, дурочка! Это же просто розыгрыш!

МУЖЧИНА. Это розыгрыш? (Поднимает саван - на земле мертвые Антон И Наташа.) Похоронить их надо.

МАША (кричит). Сколько раз мы будем их хоронить? Сколько?

МУЖЧИНА. Позвольте мне прочитать молитву? Я читаю ее утром и вечером. Не отвлекайте меня. (Молится.)

Господи, сделай меня орудием Твоего мира.

Там, где ненависть, чтобы я сеял любовь;

где обида — прощение;

где сомнение — веру;

где отчаяние — надежду;

а где тьма — свет;

Господи! Дай мне силы изменить то, что я могу изменить.

Смиренно принять то, что я не в силах изменить.

Дай мне мудрость отличить одно от другого.

(Дергает за веревку, на Антона и Наташу падает белый саван.)

ГЛЕБ. Теперь я понимаю, почему ты дружил со всякими гуситами, католиками, лютеранами и прочими. У тебя и молитвы францисканские. Тебе все равно, в какого Бога верить!

МУЖЧИНА. Сколько веков прошло, а вы всё еще спорите, чей Бог лучше? А Бог один!

ГЛЕБ. А Бог кого любит, того и чубит? И если я ослеп, значит, он меня очень любит?

МУЖЧИНА. "Наказание попускается Богом для исправления людей и духовного их совершенствования," - цитата из Священного писания.

ГЛЕБ. А наказания бывают от челбана до революций? Но тогда все твари, выродки и упыри, такие как фараон, император Нерон, месье Наполеон, вождь Сосо Джугашвили, Адольф Алоизович, Петр Магго, Василий Блохин, Андрей Чикатило, Андерс Брейвик, игил и прочие являются величайшими благодетелями, и им нужно ставить памятники? Они попадут все в рай, потому что исполняют наказание Божие?

МУЖЧИНА. В рай попадут те, кого не ожесточили страдания.

ГЛЕБ. Представляю, сколько свободных мест будет в раю! Между прочим, сегодня каждый младенец Word знает. А ты напечатал Библию на первобытном станке и думаешь, что подвиг совершил?

МАША. Не слушайте его. Он не понимает, что говорит!

ГЛЕБ. Манипулятор! Задурил людям голову своей Библией и теперь потешаешься! Маша, включи камеру, пусть увидит, кого мы из-за него потеряли! Кто ему так верил!

МАША. Не надо это сейчас смотреть. Глеб, не надо!

ГЛЕБ. Включи камеру, сказал! Пусть смотрит!!!

(На экране Наташа и Антон.)

НАТАША (говорит почти шепотом). Мы находимся в Ватикане. В самом его сердце - в папском дворце, в огромной библиотеке, где хранится фреска "Афинская школа" гениального итальянского художника эпохи возрождения - Рафаэля Санти. На этой фреске изображено более пятидесяти известных деятелей науки и искусства. Тут и Леонардо да Винчи и Аристотель, и Пифагор, Сократ и Македонский...

АНТОН. А рядом с Рафаэлем, как думаете, кто изображен? Правильно! Франциск Скорина! Честно скажу, испытываю гордость за Беларусь, глядя на этого человека! Я сразу узнал его по красному берету магистра медицины и портрету из Библии. Но почему искусствоведы скрывают от нас этот факт? Боятся признать в Ватикане
"белорусского еретика и гусита?"

НАТАША. Пока искусствоведы решают эту проблему, мы сфотографируемся на фоне уникальной фрески, рядом с нашим соотечественником - Георгием-Франциском Скориной. (Улыбаются, стоят в обнимку. Застывают на фотографии. )

МУЖЧИНА. " Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки...Аминь." (Еккл. 1:2-4, 9).

МАША. Странный вы человек. Разве не интересно узнать, что о вас через века подумают люди?

МУЖЧИНА. Главное, какую пользу ты им принес.

ГЛЕБ. Маша, сними его на камеру!

МАША. Зачем? Никто не поверит, что он настоящий.

ГЛЕБ. Зато похож! Очень похож!

МУЖЧИНА. Вы всегда так делаете? Вместо того, чтобы кому-то помочь, камерами щелкаете?

МАША (направляет камеру на мужчину.) Мужчина, скажите что-нибудь своим соотечественникам.

МУЖЧИНА (молчит).

МАША. Почему вы молчите? Разве вам нечего сказать?

МУЖЧИНА. А то и скажу: "Если вы сегодня говорите языком благочестивым и ангельским, а любви не имеете, то - всё, что вы делаете, не имеет смысла".

КАРТИНА 5

(Рассвет. Антон просыпается.)

АНТОН. Уф...Замерз в этом склепе... (Резко задирает рубашку, осматривает себя.) Приснилось! Наташа? Ты где, Наташа? Наташа? (Выбирается из ванны, бросается к колодцу. Видит Наташу.) Наташа...

НАТАША (умывается у колодца). Приснилось! Приснилось!

АНТОН. Наташка!

НАТАША. Антон!

(Бросаются друг к другу, обнимаются, стоят так, молча.)

АНТОН. Любить тебя вечно буду.

НАТАША. А я тебя.

АНТОН. А где Франческо? Поговорить с ним хочу.

НАТАША. Нет его здесь. И Маши с Глебом тоже нет.

АНТОН. Ничё се.... А я тут помню, а тут не помню...Жуть какая-то снилась, типа, нас убили, а я смотрел на всё это с неба и плакал.

НАТАША. Мне тоже кошмары снились. Ой... (Замечает у стены мужчину.) Дяденька, а вы кто?

МУЖЧИНА. Георгий-Франциск Скорина.

АНТОН. Георгий Лукич Скорина?!

МУЖЧИНА. Да, лекарь Скорина.

АНТОН. Можно вас обнять? Любимый вы наш человек!

МУЖЧИНА. Такой уж и любимый?

АНТОН. Вы самый лучший! Вы мой кумир!

НАТАША. Антон, не прикалывайся.

АНТОН. Я не прикалываюсь. Просто мы в портале застряли.

НАТАША. В каком портале?

АНТОН. В прошлой жизни. Там, где меня и тебя убили эти чертовы "псы войны".

НАТАША. Тебе тоже это снилось? А теперь чей это сон? Твой или мой? А если это сон, то ...это настоящий Скорина?

МУЖЧИНА (смотрит куда-то вдаль).

АНТОН (громко окликает мужчину.) Георгий Лукич?

МУЖЧИНА (оглядывается). А?

АНТОН. Я Антон Мазуров. Приехал из Минска. Снимаю о вас кино. Скажите, зачем вы сюда пришли?

МУЖЧИНА. Я говорю здесь с Богом... Хочу видеть живыми моего сына малолетнего и жену Маргариту.

НАТАША. Вы все перепутали. Вам надо в Вильно. Поезжайте туда! Увезите оттуда вашу семью. Спасите их от пожара.

МУЖЧИНА. Я сейчас в тюрьме за долги брата. Как я их спасу?

АНТОН. Замените этот сон на другой.

МУЖЧИНА. Я не умею управлять снами.

АНТОН. А что вам сейчас снится?

МУЖЧИНА. Снится старик у постоялого двора. Космы седые на ветру вьются, посохом в окна стучит - бесов гонит! Я окна закрываю, а старик уже посохом в глаза мне тычет и дико так кричит: "Ты виноват! Ты!"
А где-то в Вильне дом мой горит, и сын малолетний плачет, но никто на помощь не идет - все пожар в своем углу тушат. С постели я вскочил, кинулся к образам молиться, а вдруг и, правда, виноват в том, что сын мой безвинно сгорел, и нет уже со мной жены моей Маргариты , и типография моя сгорела?!
Но ведь я не для себя старался! Для людей жил! Так за что меня Бог покарал? А он через юродивого ответил. Столкнулись мы с юродивым у Собора. Хохочет юродивый, кричит на весь двор: "В гордыни твоя вина! В гордыни!!!"
Упал я на колени, руки его целую, денег даю - не берет. Спрашиваю, не ослышался я? А он своё твердит : "В гордыни твоя вина! В гордыни!"
Побежал от него в Собор, плакал и молился у иконы Христа Спасителя. Грешен я! Грешен! От соблазна удержаться не мог - портрет свой в Библию тиснул, чтобы ошибки не было, чтобы не подменили Библию на ложную, вражеским языком писанную. А оно вот как обернулось?! Бог все видит, все знает, и ежели я взялся ему служить, то и в малом отступать не должен был? Одни угли в судьбе остались. А вы спрашиваете, что мне сейчас снится?

АНТОН. Вы не понимаете! Это круто! Круто! Все, что вы сделали для людей - круто! И выкиньте этот ваш сон из головы! Это неправильный сон! А знаете, что для меня важно?

МУЖЧИНА. Что важно?

АНТОН. То, что я встретился с вами. Теперь я знаю, какой вы. И вы не книжный червь, а настоящий, живой человек. А я полное дерьмо. Думал о себе, что я не такой, как все, что я люблю весь мир, что я супер парень...Но я увидел себя больным и жалким, растоптанным и мертвым. Увидел, как насилуют мою жену, крадут и убивают моих детей и не мог ответить негодяям.

МУЖЧИНА. Горизонт всегда удаляется.

АНТОН. Хочу поклониться вам. За ваше мужество, человеколюбие.

МУЖЧИНА. О, не надо помпезностей. Терпеть этого не могу.

АНТОН. Говорю, что чувствую.

НАТАША. Ты, правда, так чувствуешь?

АНТОН. Чувствую. (Мужчине). Всегда хотел узнать, вы с Митрополитом Иосифом третьим знакомы с детства? Это он вас отправил лазутчиком в Краков изучать печатное дело? Ваше настоящее имя Георгий? Почему вы всё бросили и ушли в садовники? Вы православный или католик? И где находится ваша могила?

МУЖЧИНА (смеется). Как много вопросов.

АНТОН. Ответьте!

МУЖЧИНА (разочарованно). И это главные ваши вопросы?

АНТОН. А что главное?

МУЖЧИНА. Я думал, вы спросите о людях, какими они были, о чем мечтали. Спросите, любил ли я свою жену и детей? Любил. Больше жизни любил. Но дело ставил выше. Людям хотел помочь. А не помог.

АНТОН. Вы прогрессу содействовали.

МУЖЧИНА. И куда этот прогресс вас увел?

АНТОН. Вы грамоту людям открыли. А если у людей мозгов нет, так они сами виноваты! Можно я к вам прикоснусь? Вы настоящий?

МУЖЧИНА. Я то настоящий. А вы? У меня тоже есть к вам вопросы!

АНТОН. Какие?

МУЖЧИНА. Как теперь люди живут?

АНТОН. Как всегда: есть богатые и бедные. Согласия мало.

МУЖЧИНА. А вы о чем мечтаете, девушка?

НАТАША. Путешествовать хочу, как вы.

МУЖЧИНА. Я небогато жил. Работал день и ночь, учился, а не путешествовал.

НАТАША. За мою зарплату дальше Бобруйска не уедешь. А вы весь мир посмотрели.

МУЖЧИНА. Но вы же сейчас в Италии.

НАТАША. Это Глеб за нас заплатил. У него папа олигарх.

МУЖЧИНА. А чем олигархи занимаются?

АНТОН. Деньги у народа крадут, законы под себя пишут.

МУЖЧИНА. Остановить нельзя?

НАТАША. А что мы можем сделать?

МУЖЧИНА. Как сговорились все! Дом с краю, ничего не знаю? (Пауза.) А медицина как?

АНТОН. Медицина на уровне. Даже пересадку сердца делать научились. Лечат то, что раньше лечить не могли. Из мужчины женщину сделать могут и наоборот.

МУЖЧИНА. П-фу...

АНТОН. Денег на медицинское оборудование не хватает. А так все в норме.

МУЖЧИНА. А кто страну бережет?

АНТОН. Армия есть. Беларусь в конфликтах не участвует и конфликтов не развязывает. Города красивые. Ухоженные. Вода горячая из кранов течет. В Космос люди летают. Дороги в порядке. Траву регулярно косим. Беларусь - самая лучшая в мире страна.

МУЖЧИНА. И это правда! А как же мой Полоцк? Собор Софийский?

НАТАША. Собор во времена Петра первого взорвали. Но белорусы новый Собор построили. Такой же, как прежде. Сейчас там музей.

МУЖЧИНА. Музей?! А библиотека сохранилась? Книги Ефросиньюшки? Мои книги?

АНТОН. Что монахи успели припрятать - то сохранилось. Книги ваши свято берегут. Теперь вы на вопросы ответьте.

МУЖЧИНА. Привык на блюдце всё получать? Сам иди и учись, как я учился!

АНТОН. А я и учусь. На красный диплом!

МУЖЧИНА. Почему я в садовники пошел? Чтобы не мешали мне молиться за вас всех, а Митрополита Иосифа я знал еще, когда он протоиереем был. (Смотрит куда-то вдаль.)

НАТАША. Вы православный или католик?

МУЖЧИНА. Смотрю на облака...зовут куда-то...там мой славный Полоцк! Всегда мечтал домой вернуться...жить хотел в Полоцке с женой и детьми...не получилось.

(Гремит упавший со стены щит.)

НАТАША. Ой! Щит упал!

МУЖЧИНА. Негоже, чтобы такой щит падал. (Поднимает щит. Отдает Антону.)Поклянись, юноша, что будешь защищать Беларусь, любить ее, как я любил. Поклянись!

АНТОН. Всех врагов положу за Беларусь! Клянусь! Беларусь для меня - всё! Жизнь моя и любовь моя! И Наташка моя - белорусочка!!! ( Кричит.) Эге-ге-гей! Я люблю Беларусь! Я люблю Беларусь!

ЭХО. Я люблю Беларусь! Я люблю Беларусь!

(Слышен смех ребенка.)

ГОЛОС РЕБЕНКА. А где Беларусь? На карте покажи...Минск - столица Беларуси... Скорина - первопечатник...

ГОЛОС СКОРИНЫ. "Понеже от прирождения звери, ходящие в пустыни, знають ямы своя, птицы, летающие по воздуху, ведаюць гнезда своя; рибы, плавающие по морю и в реках, чують виры своя; пчелы и тым подобная боронять ульев своих,- тако же и люди, и где зародилися и ускормлены суть по бозе, к тому месту великую ласку имають".

НАТАША (оглядывается по сторонам). А где он?

АНТОН. Кто он?

НАТАША. Мужчина, он только что был здесь. А теперь его нет.

АНТОН. Гроза начинается. (Обнимает Наташу.) Тебе не страшно вместе со мной еще раз умереть?

НАТАША. Не страшно. Я люблю тебя.

АНТОН. А я тебя.

(Гроза. Дождь.)

НАТАША (кричит). Эй! Дождь и все святые! Святой Франциск Ассизский! Святой Франциск Скорина! Я люблю Антона Мазурова-а-а-а! Благословите нашу любовь! (Стоит, подняв руки к небу.) Этот дождь святой! Святой!

АНТОН (обнимает девушку). Как же я люблю тебя! Наташка! Девочка моя...(Целуются.)

ЛЮДИ-ВЕТВИ (танцуют под дождем).


КАРТИНА 6

Глеб, Антон, Наташа, Маша замерли, как на картине. Франческо поднимается в лагерь, вынимает из рюкзака хлеб, сыр, термос.

ФРАНЧЕСКО (свистит в свисток). Завтрак подан. Пьем кофе и уходим. Поторопитесь! Время - деньги!

АНТОН (бросается на Франциска). Гад! Сволочь!

ФРАНЧЕСКО. Ты чего? Отстань! У меня черный пояс! Мне нельзя с неопытными драться! (Переворачивает Антона, прижимает к земле.)

НАТАША (кричит). Глеб! Глеб! Они дерутся! Разними их!

ГЛЕБ. А ты живая?

НАТАША. А надо было умереть? (Брызгает в Глеба водой.) Очнись.

ГЛЕБ. Ну тебе не привыкать! (Пытается разнять). Слышь ты, комбинатор! Деньги с нас взял, а охрану не обеспечил?

ФРАНЧЕСКО. От кого вас тут охранять? Здесь святое место!

АНТОН. Э...отпусти. Руку сломаешь!

ФРАНЧЕСКО (отпускает Антона).

АНТОН. Зачем ты разбил мой комп? У меня там всё было! Всё! В компе! Понимаешь?!

ФРАНЧЕСКО. Под ноги лучше смотри!

ГЛЕБ. А кто спёр мой мобильный?

ФРАНЧЕСКО (передразнивает). Кто пил из моей кружки? Кто брал мою ложку? Я вам не нянька. К тому же, вы спите, как убитые.

ГЛЕБ. Точно заметил, как убитые.

ФРАНЧЕСКО. Это грифы вещи разбросали. Не надо было их мясом приманивать.

АНТОН. Откуда тут грифы?

ФРАНЧЕСКО. Гуглить надо, куда едешь! Ну, хотите, я вам деньги верну? (Кладет деньги на камень.) Заберите ваши деньги.

АНТОН. Задушись ты этими деньгами! Отодвинься от стены! Отодвинься, сказал! Хочу проверить, фильм на месте?

(Все смотрят на экран. На экране: разбросанные спальные мешки, вещи, "мертвые" Антон и Наташа у стены. Солдаты -"псы войны" копьями протыкают спальники. Переворачивают вещи. Один берет шампур, ест мясо. Плюется. Другой отмывает от крови руки в колодце...На площади маршируют фашисты. Во рву свалены тела мертвых узников концлагерей. Боевые ракеты беспрерывно бомбят чью-то территорию. Военные действия в Украине, Сирии...Теракты во Франции, Германии, США, Турции...Крупным планом показывают Франциска Скорину - он "смотрит сквозь время".)

СКОРИНА. Ну, что вам сказать? «Если я говорю языком человеческим и ангельским, а любви не имею, то я - медь звенящая, или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, - нет мне в том никакой пользы. Любовь долго терпит, любовь милосердствует, любовь не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всегда надеется, все переносит...Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем и отчасти пророчествуем...(1 Кор. 13:1-10, 14:1).

ФРАНЧЕСКО. А он такой же, как на портрете в Падуе.

ГЛЕБ. Это я Машке сказал, снять его на камеру.

МАША. Спасибо тебе, Франческо, за такую супер-экскурсию!

ФРАНЧЕСКО. Устроили тут балаган.

НАТАША. Балаган? Я чуть с ума не сошла от такого балагана. От таких снов крыша сдвинуться может. А это всё твой чай!

ФРАНЧЕСКО. Чай, как чай. Обычный те кальдо.

ГЛЕБ. Я его сразу узнал. Это был Антонио Фабио! Актер из Рима!

ФРАНЧЕСКО. Знаешь, сколько стоит час его работы в кино?

ГЛЕБ. Я предлагал ему деньги, он не взял.

МАША. Ты ему за дорогу деньги предлагал.

ГЛЕБ. Мы бы сдохли с тобой тут. А ему всё по фиг было. У него головка бо-бо! У этого Фабио! (Стучит себя по лбу.)

ФРАНЧЕСКО. Фабио - мой брат. Он не снимался в вашем кино.

ГЛЕБ. Я все фильмы с его участием пересмотрел!

ФРАНЧЕСКО. Это не он.

ГЛЕБ. А кто тогда? Кто?

ФРАНЧЕСКО. Вам лучше знать.

АНТОН. Я чуть не обмочился от страха, когда эти псы войны в меня мечом тыкать стали.

МАША. А я проснулась, смотрю, вы мертвы, а потом бац - и вас нет, а потом бац - и вы снова есть. А рядом мужчина в красном берете сидит и Библию читает.

АНТОН. Респект ему за это и уважуха!

ФРАНЧЕСКО. Это не Антонио!

МАША. Он появился внезапно, и всё повторял, я лекарь, лекарь.

ГЛЕБ. А я сначала подумал - псих.

МАША(Глебу.) А когда он тебе в глаза заглянул, ты чуть не ослеп от страха.

ГЛЕБ. Думаешь, я испугался? Я просто капли глазные перепутал!

АНТОН. Ты веришь ему?

МАША. Нет.

ГЛЕБ. А ты хочешь, чтобы я ослеп? Эх ты, масяня! (Пытается обнять Машу.)

МАША. Отстань.

НАТАША. А я раньше считала лишними всех, кто ничего не добился в жизни, не сделал карьеру, не стал богатым и успешным... нищих, бомжей, больных спидом, прокаженных... Теперь мне стыдно за мои слова...Как я могла подумать такое? Теперь повторяю все время: любовь на первое место, любовь на первое место...(Переставляет камни.) Любовь на первое место...Любовь на первое место...

ФРАНЧЕСКО. Что здесь произошло?

ГЛЕБ. Спроси у брата! Он объяснит!

ФРАНЧЕСКО. Не понял.

ГЛЕБ. Мы тут чуть не сдохли! А ему все по фиг было!

ФРАНЧЕСКО. Хорошо. Спрошу. (Звонит по мобильному.) Антонио, привет! Тут русские говорят, ты у них в кино снимался. Кого играл? Франциска Скорину! Только Арагона у русских играл? А с этих тройной тариф за вранье? Не отвлекать по пустякам? Что? Сам иди туда же! (Сбрасывает звонок.) Всё. Отдохнули. Уходим. А деньги я заберу. (Берет деньги с камня.) Это мой гонорар за молчание. Скажите спасибо, что полицию не вызвал. А мобильный ваш у стены лежит.

ГЛЕБ. О, мой телефончик! (Щелкает по сканеру.) Работает! А куда тебя Антонио послал?

ФРАНЧЕСКО. Отсюда не видно.

ГЛЕБ. Но я реально не мог найти дорогу. Кружил, как в лабиринте. И эти двое (Кивает на Антона и Наташу.) реально мертвыми были.

ФРАНЧЕСКО. Белку за хвост поймал?

ГЛЕБ. Бред какой-то.

ФРАНЧЕСКО. Сел на пенек, съел пирожок?

ГЛЕБ. Какой пирожок?

ФРАНЧЕСКО. С мясом.

МАША. А давайте наш фильм так и назовем "Чудеса святого Франциска"?

ГЛЕБ. А если задержимся еще на денек, то и Коперника увидим.

ФРАНЧЕСКО. Шпикачками подавишься!

МАША. Не сердись, Франческо. Сядь рядом. Соприкоснемся. Тишину послушаем. Фильм обсудим. Тебе ведь понравился монолог Скорины? (Протягивает руку Франческо.)

ФРАНЧЕСКО (берет за руку Машу, садится рядом). Это слова апостола Павла из "Библии".

МАША. А кто в Италии был первопечатником?

ФРАНЧЕСКО. Николо Малебри - монах из Камальдоли.

МАША. А у нас - Скорина. И мы ценим его также, как ты ценишь Николо Малебри и святого Франциска Ассизского. Я уверена, Скорина не случайно взял себе имя -Франциск, и теперь точно знаю, зачем он сюда приходил. А глаза у тебя , правда, добрые.

ФРАНЧЕСКО. А у тебя ладони нежные и горячие.

ГЛЕБ. Маша!

МАША. Я поняла вдруг, что мужчины бывают настоящими и ненастоящими.

ГЛЕБ. И кто тут ненастоящий?

МАША. Себя спроси.

ГЛЕБ. Что я не так сделал?

МАША(снимает колечко). А ты помани меня баксами и всё поймешь. Забери свое кольцо, Глеб. Кончено.

ГЛЕБ. Мало я тебе денег давал? Я заплатил за поездку в Италию.

АНТОН. После стройотряда вернем.

ГЛЕБ. Я не тебе это сказал.

АНТОН. Но я услышал.

ФРАНЧЕСКО. Правильно говорят, бесплатный сыр только в мышеловке бывает.

ГЛЕБ. А ты кто такой, чтобы советовать ей? Ты такой же, как я. Как мы все тут. Только денег у тебя нет, а у меня есть. В итоге Маша выберет меня.

МАША. За тебя папа всё решает. Может, мне выбрать твоего папу? Но лучше я выберу Франческо.

ГЛЕБ. А он тебя выбрал?

ФРАНЧЕСКО (смотрит на Машу). С первого взгляда.

МАША (смотрит на Франческо). А я тебя. Потому что ты настоящий.

ГЛЕБ. Подумай, чем рискуешь. Ты же так все потеряешь? А с этим что приобретешь?

МАША. Счастье.

ФРАНЧЕСКО. Я всё сделаю, чтобы ты была счастлива.

МАША. А я, чтобы мы счастливы были.

( Маша и Франческо держатся за руки. На площадку поднимается мужчина.)

НАТАША. Ой! Смотрите, кто пришел! Здравствуйте! Как хорошо, что вы пришли!

АНТОН. Спасибо вам за все. Это было круто! Круто!

МУЖЧИНА. Всегда мечтал вернуться домой, в Полоцк. Жить там с женой и детьми. Не получилось.

ГЛЕБ. Я же говорил, что это розыгрыш!

(Пульсирует свет. Мужчину можно видеть сразу в трех местах: на другой стороне обрыва, на вершине скалы, в конце зрительного зала.)

ФРАНЧЕСКО. Что это? Что происходит?

АНТОН (срывается с места). Георгий Лукич! Георгий Лукич!

ФРАНЧЕСКО (хватает Антона за плечо.) Стой! Там обрыв! Стой!

АНТОН. Но я видел его! Это точно он!

ФРАНЧЕСКО. Кто он?

АНТОН. Георгий Лукич!

ГЛЕБ. Глаза разуй! Это мираж!

АНТОН. Сам ты мираж! Ты так ничего и не понял?

ФРАНЧЕСКО. Эй! Не надо так с нами шутить! Скажите, кто вы?

ЭХО. Кто вы...кто вы... кто вы...

МАША. Смотрите, он уже там! Там!

ФРАНЧЕСКО. Где там?

МАША. Там! На скале!

АНТОН. Опять исчез.

МАША. А сейчас он там, там и там!

(Все смотрят в разные стлроны.)

ГЛЕБ. Франческо, звони брату, где он сейчас?

ФРАНЧЕСКО. А причем тут мой боат? (Звонит). Антонио! Антонио! Где ты сейчас? В Риме с женой и детьми? А у нас тут такое происходит! Он пришел сюда! Он здесь! Франциск Скорина! Почему ты не веришь? Я не напился! Я его вижу! Я не лгу! Я не сошел с ума! Сам проспись!(Растерянно.) Он говорит, я с ума сошел.

НАТАША. Смотрите, он уже там!

ФРАНЧЕСКО. Где там?

МАША. Там! Впереди! (Указывает рукой в конец зрительного зала.)

( ВСЕ бегут к краю сцены, а за их спинами замерли Люди -ветви.)

ВСЕ. Георгий Лукич! Георгий Лукич! Мы знаем, это вы! Настоящий! Простите нас! Не уходите! Останьтесь! Георгий Лукич! Георгий Лукич!!!

Конец.

Июль 2016
давно у нас кингсайза не было. да еще в формате "смотри и слушай".
что ж. как говорил Б.Н.Стругацкий, проделана большая работа...

зиндан

2017-11-10 05:23:42

*ушол покупать новую мышку - колесо сломал*

зиндан

2017-11-10 05:27:51

Сачинять надо както бодрее, штобы четатель радовалса и не унывал, типа так:
МАША (падает на колени, рюкзак за плечами). Снимите кто-нибудь с меня рюкзак. Я устала. Снимите, пожалуйста!
ГЛЕБ (снимает с Маши рюкзак). Устала, масянечка моя? Машенька...
МАША. Ох! (Плашмя падает на землю). Всё.
ГЛЕБ. Воды дать?
МАША. Нет. ///Умирает///
ГЛЕБ (идет к колодцу). Здесь воду пить можно?
ФРАНЧЕСКО. Святой источник. Он здесь со времен Древнего Рима. ///Умирает///
ГЛЕБ. Понятно. (Берет из рюкзака бутылку с водой, пьет.) ///Умирает///
АНТОН (заглядывает в ванну). О! Кроватка. (Падает в ванну.) Всё. Спю. ///Умирает///
ВСЕ. Георгий Лукич!!!
Занавес.

Щас на ресурсе: 16 (0 пользователей, 16 гостей) :
и другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.