В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

fon.klaus. Видишь ли, я не то чтобы болею за «Зенит»... и не то чтобы стою на страже нравов... но от темы, которая вдохновила тебя на почти олдскульный стих, у меня возникает изжога и идиосинкразия. Тагшта фтопку. Пешы исчо.

Француский самагонщик
2020-11-10 14:16:42

Непедрилов. Ладно бы только похабно было. Так еще и скучно.

Француский самагонщик
2020-08-06 17:29:35

Любопытный? >>




СЛАВИКИ ИЗ МГЛЫ, ЭПИЛОГ (импорт)

2012-12-28 08:29:15

Автор: Кешастик
Рубрика: ЧТИВО (импорт)
Кем принято: Лесгустой
Просмотров: 1487
Комментов: 5
Оценка Эксперта: 27°
Оценка читателей: N/A°
У каждого пишущего человека есть опусы удачные и не очень. «Славики из мглы» для меня творение не самое любимое, но уж точно успешное. Набираю в поисковике слово «славики», и тут же выскакивает из недр всемирной паутины подсказка – «из мглы»!

Еду в электричке с рыбалки мимо станции Мга, а какой-то малыш в вагоне как закричит: «Мама! Мама! Это и есть та самая Мгла, в которой славики живут?» Получается, что вот так, походя, я взял и обидел живописный посёлок.

Валяется у метро поддатый обоссанный мужик, прохожу мимо и слышу краем уха чью-то реплику: «У-у-у-у, славик, нажрался!..»

Получается так, что я «народную» вещь написал, – тема пьянства и квартирный вопрос на Руси испокон веков были сакральными.

Но почему даже французы от моих «славиков» тащатся? И канадцы?

«Хочу в коммуналку! – пишет читатель из Торонто. – Прочёл твоих «славиков», брат, поехал в русский мини-маркет, накупил водки, солёных огурцов, кабачковой икры, кильки в томате, чёрного хлеба. Выпил, закусил и заплакал».

«Приезжай, брат! – отвечаю я. – У нас в Северной Пальмире этого добра навалом!»

«АФТАР, иди купи другое жильё!» – написала в своё время некая читательница на одном форуме.

А знаешь, добрая тётенька, я ведь пошёл и купил. Себе ли во славу или тебе назло, но первый заработанный мозгами миллион я вложил в ипотеку. Заплатил вступительный взнос и стал счастливым владельцем новенькой, под ключ, новостройки. Хотя и платить мне за неё одному уважаемому банку ещё восемь лет.

Попробовал я продать свою легендарную коммуналку, закрыть таким образом половину кредита. Попробовал, но не тут-то было.

Прекрасно отремонтированную комнату в грязной трёшке с вечно поддатой соседкой покупать никто не пожелал. Приходили люди, нюхали спёртый воздух, испуганно таращились в дверной проём Любашиной комнаты и уходили (межкомнатная дверь у соседки по причине былых баталий отсутствовала).

Пришлось приводить в порядок всю квартиру.

Первым делом я поставил Любаше новенькую, под красное дерево, дверь с изящной ручкой из нержавеющей стали.

Омоновец Вася, который проживал у меня за квартплату, охраняя в коммуналке общественный порядок, рассказывал, что Любаша (когда она трезвая) поутру всякий раз любовно протирает дверь платочком, приговаривая: «Володенька подарил!.. Дай бог здоровья и многая лета!..»

А когда Любаша пьяна, она злобно пинает дверь ногой, бубнит под нос: «Диван мой выкинул, гад, теперь откупиться хочет!»

Потом я положил кафель в ванной и туалете. Не то чтобы крутой – но вполне современный и светлый. Поменял трубы и сантехнику. Удивительное дело, теперь Любаша ежедневно протирает стены, моет раковину и унитаз! Трезвая Любаша напевает при этом:

Лепестками белых ро-оз!
Твоё ложе застелю-ю!..

А если соседка поддатая, то моет и приговаривает: «Диван мой выкинул, гад, теперь откупается!..»

Потом я постелил ламинат в прихожей, оклеил стены яркими обоями, подобрал красивые светильники. И, наконец, отремонтировал кухню, стиральную машину подключил, сменил газовую плиту, поставил мойку из нержавейки, купил недорогую, но чистенькую кухонную мебель…
Трезвая Любаша теперь постоянно чистит плиту и поёт:

Ты меня лю-юбишь –
Лепишь, творишь, малюешь!..

Выпив, она пинает стиральную машинку, приговаривая: «Вот ведь гад какой, себе стиралку купил, а мой диван выкинул!..»

Никак не может простить мне Любаша вшивый, заблёванный диван, на котором почивали Славик и второй муж Вася…

Помню, как поутру из ЖЭКа примчалась разгневанная мастер, искала зятя Любаши, сантехника Диму, который с бодуна не вышел на работу. Перепуганный Дима спрятался на диване между ног Любаши, зарылся лицом в немытый кратер тёщиного «везувия», а поверх одеяла для маскировки навалили гору тряпья.

– Нету Димы! Дима на работе! – отвечала с дивана Любаша, а как только мастер, матерясь, выскочила из квартиры, захохотала: – Дима! Зятёк! Щекотно! А ты, однако, шалун!..

Так что покусился я, гад этакий, на святая святых, и не будет мне от Любаши прощения!

Более того, призрак самого Славика, который, говорят, сидит ночами на кухне, тоже зол на меня, а иначе как объяснить, что и в хорошо отремонтированной квартире комната не продаётся?

Почти каждый вечер звонит риелтор, предупреждает, что завтра в семнадцать ноль-ноль очередной просмотр комнаты, и в восемнадцать ещё просмотр, и в девятнадцать тоже…

Человек я вроде свободный, но каждый вечер то чтения в Союзе писателей, то пересечки, то съёмки, то интервью, да и через весь город на просмотры не наездишься. Звоню, естественно, Любаше:
– Люба, здравствуйте! Сегодня будут трижды смотреть квартиру, начиная с семнадцати.
– Ну конечно, конечно, Володенька! – отвечает Любаша. – Я женщина ответственная, ты на меня можешь положиться, а хочешь, так и полежать, хе-хе-хе!.. Ну, конечно, конечно, покажу…

Идут недели, месяцы, комната не продаётся…
– Мистика какая-то, – пожимает плечами риелторша. – Смотрят вроде активно, а не уходит… Может, сбросим тысяч сто?
Сто тысяч – тоже деньги, но я соглашаюсь сбросить. Проходит месяц. Картина та же. Люди идут. Комната не продаётся.
Приезжаю сам. В квартире уютно, чисто. С виду и не скажешь, что тут «коммуна»! Любаша слегка подшофе, но в атласном халате и с причёской.

– Володенька! Я показываю людям, стараюсь как могу!
Даю Любаше очередной зелёный косарь за бессменную риелторскую вахту, соседка рассыпается в благодарностях и уверениях, с улыбкой закрывает за мной стальную дверь…

Я эту дверь установил, когда Дима с корешами прежнюю деревянную выбили и пили месяц в занавешенной одеялом квартире, пока я отдыхал в Крыму.

Но и через обитую вагонкой сталь чудится мне скрипучий Любашин голос: «Диван выкинул, гад, жить не даёт!..»

Да, вышвырнули мы в сердцах с другом Мишуткой эту дурно пахнущую развалюху в окно, да ещё и заставили Славика оттащить диван на помойку. Вышвырнули, потому что валялась на этом диване мерзость со всего микрорайона.

В общем, неделя за неделей, месяц за месяцем проносится время, будто нескончаемый поезд в метро, а комната не продаётся…

Прошла зима, а по весне мне позвонила женщина, представилась читательницей и предложила организовать небольшой творческий вечер.

Учреждение, которое меня пригласило, к удивлению, оказалось небольшим риелторским агентством. Презентация моей книги прошла тепло, но поразило совершенно иное. В ярких тропических красках читатели-риелторы поведали, почему не продаётся моя комната. Оказывается, они тоже приводили туда покупателей на просмотры!

И, конечно же, дело было в Любаше! Станиславский с Мейерхольдом нервно курят, посрамлённые в самой сути понимания ими высот актёрского мастерства.

Ах, Любаша, Любаша!.. Засаленный атласный халат, расхристанный на сыровяленых грудях, заштукатуренная дешёвой пудрой испитая физиономия, вонючая пахитоска в мундштуке…

– Между прочим, господа, вы покупаете комнату писателя, автора знаменитого рассказа «Славики из мглы»! – торжественно провозглашает соседка.

Удивительное дело, но половина потенциальных покупателей моё произведение читала! Раздаются изумлённые возгласы: «Как?! Неужели?! Это и есть та самая квартира?!»
– Да, – скромно ответствует Любаша. – Та самая и есть!

Для тех, кто с моим рассказом ещё незнаком, Любаша разворачивает запасной сценарий: извлекает из декольте протёртый на сгибах газетный лист и начинает читать – с чувством, с расстановкой!

– Мдя-я-я… – говорят потрясённые слушатели. – Спасибо… Мы, пожалуй, пойдём…
Иные восклицают:
– Позвольте!.. А вы и есть та самая соседка?
– Та самая и есть! – гордо отвечает Любаша. – Да, я пью! А что, мне уже и выпить нельзя?
– Да можно, можно… – торопливо соглашаются слушатели. – Пейте на здоровье… Скажите, а Славик этот знаменитый – каким он на самом деле был?

И тут Любашу несёт, как мусор в половодье, и узнают от неё потрясённые слушатели, что «папочка» (то есть Славик) был заботливым семьянином, да, выпивал, с кем не бывает, но добрейшим был человеком с открытой нараспашку душой, не то что сосед – автор рассказа… Говно он – автор, а не человек. Диван наш в окно выкинул… А потом понаписал про нас говна всякого… А ещё был он (автор) шесть раз женат и девок непотребных еженощно в комнату таскал и занимался с ними оральным сексом.

– Оральным?! – изумлялись слушатели.
– Да, да, оральным! – подтверждала Любаша. – Орали у него девки в комнате по ночам. Так орали, на весь подъезд слышно. Вы у соседей поспрашивайте…

Потрясённые слушатели уходили. Время шло. Комната не продавалась.

Еду к Любаше для серьёзного разговора, но если серьёзно, то о чём с ней говорить?

Стращать? Строчить сотый пасквиль участковому? Сажать на пятнадцать суток? Или упрятать в психушку? Всё это было, было, было…

Из наркодиспансера, например, выписалась Любаша, отдохнувшая, как из санатория, и в тот же день нажралась бурбона, и звучало на весь подъезд:

Но-очью с портвейном, тихо придёшь, разденешься!
Ты-ы-ы-ы меня любишь, лепишь, тва-аришь, малюешь!
О, это чудо-о!.. Ты меня любишь!!!

– Не продаётся комната, Володенька? – с сочувствием встречает меня Любаша.
– Не продаётся, – отвечаю, и тут меня осеняет: – А я передумал, Люба, и не буду её продавать.

В глазах у соседки короткое замыкание: явился, не грозит, не скандалит, к тому ж продавать передумал. Это ж как?
– Понимаете, Люба, – говорю. – Решил я устроить в своей комнате музей.
– Как музей?! Какой музей?! – восклицает Любаша. – А я?
– А вас я беру на работу. Экскурсоводом пойдёте?

Любаша пялится контуженными глазками, а я продолжаю развивать идею: мол, становлюсь человеком известным, рассказ переиздают, от руки переписывают, тиражируют в интернете, переводят в других странах…

Естественно, людям становится интересно, люди хотят своими глазами убедиться, как жили «славики», и мы им покажем… Прорубим дверь снаружи, чтобы в подъезде не толкаться, оборудуем стоянку для автобусов… А по ночам можно будет ставить на кухне спиритические сеансы. Что это значит? Будем вызывать дух покойного Славика и показывать особо впечатлительным, как он жил, что он пил, как в белой горячке голубей на стремянке гонял…

– Э-э-э-э, – хитро щурится Любаша (она, оказывается, не совсем дура!). – Э-э-э, Володенька, да кто ж тебе поверит? В квартире нынче чистота и порядок!

Мгновенно всплывает бесценный тарантиновский сюжет.

– Говно вопрос, Люба! Я снабжу парочку обкурившихся таджиков отбойными молотками, и они за час вернут квартиру в прежнее состояние! Блевотину, плесень раздобудем… Вшей разведём… Куплю крысу в зоомагазине…
– А потраченных денег на ремонт тебе не жаль? – восклицает Любаша.
– Жаль, – искренне соглашаюсь я. – Но ведь дело того стоит, народ потянется, и прибыль будет просто некуда девать!
Потрясённая Любаша закрывает за мной дверь.

Вернувшись домой, я уснул счастливо, как в детстве, а спустя два дня позвонила риелтор и с восторгом сообщила, что мою злополучную комнату наконец-то покупают…

Азербайджанец с сакральным именем Гаджибаба открыл неподалёку магазинчик «24 часа», и жильё в шаговой доступности стало для него судьбоносной находкой! «Славиков» азербайджанец никогда не читал, но на мои попытки честно поведать историю квартиры снисходительно махнул рукой:
– Нэ бэспокойся, дарагой, я ей салазки загну! В канцэ канцов, склад в комнате сдэлаю! Она ещё молиться на тэбя будэт!

Впервые за много лет мне стало по-человечески жаль Любашу.

Владимир ГУД,
Санкт-Петербург

Лесгустой

2012-12-28 08:30:27

Кешастик, ссылку на оригинал приведи.

апельсинн

2012-12-28 14:06:39

гугел говорит: ссылка

Кешастик

2012-12-28 14:11:56

Это наш автор, я работаю в этой газете.
Хороший автор, рекомендую.

anatman

2012-12-28 14:18:10

ну хуйзнает. нормально.
Славики вот эти с тому подобными Володеньками и Любашами раздражают приторностию блять


- Володенька, зайка, будь добренький, войди в мене...
- да какой я тебе нахуй "зайка", Любаша? н-н-нааа...

апельсинн

2012-12-28 14:51:57

задорный расссказ про диван, Любашу не жалко

Щас на ресурсе: 56 (0 пользователей, 56 гостей) :
и другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.