В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

MneMorizz, про Мордор в такой интерпретации тоже не хаваем.

Француский самагонщик
2019-09-22 22:21:42

MneMorizz, в таком ракурсе политику не хаваем.

Француский самагонщик
2019-08-20 15:45:59

Любопытный? >>




Синий роман (intro)

2009-08-01 13:00:34

Автор: Редин
Рубрика: ЧТИВО (строчка)
Кем принято: Француский самагонщик
Просмотров: 765
Комментов: 16
Оценка Эксперта: 21°
Оценка читателей: 9°
Для чего нужны вступления? Ну, скажем, для того чтобы читатель (слушатель, зритель (ненужное зачеркнуть)) плавно, без видимого ущерба для своего здоровья смог вникнуть в простоту хитросплетений сюжетной линии, обрамлённой канвой лирических, философских, морально-социальных (и прочее) отступлений. Или же, наоборот, для введения оного в частичное, а лучше в полное заблуждение, и тогда удачная концовка практически обеспечена.
А вот необходимость вступления к вступлению для меня до сих пор остаётся крайне сомнительным действом, а посему, всё написанное выше вы смело можете не читать. Что, уже? Тогда просто забудьте.


Пролог зелёной формы комнатного цвета.


В мире столько интересного. И не выходя из дома.
В жёлтых журналах, посредством почты почти всегда всемогущей, зелёные формы комнатного цвета навсегда завладели политической ареной мира. Одного чуть не свергли, другой переспал с королевой Елизаветой, а принц Уэльский, что держит в кандалах своей памяти великие рифмы востока, вообще инопланетянин.
- Давай куда-нибудь сходим, - скука – вещь мало приятная, - чего-нибудь выпьем.
- Я пас, - весело отказал мне Алик, - мне надо с балконом разобраться.
- Твой балкон, как хит прошлого лета, - посетовал я.
Придётся напиться в гордом одиночестве. Предвкушая общение с прекрасным, я мурлыкал себе под нос «Моя любовь на пятом этаже…». По иронии судьбы, именно на пятом этаже – открытая площадка – местного дома торговли находился бар. А в нём конь & як.
Мусор с ангельской улыбкой на лице – другие части тела были суровы – прохаживался по карнизу (25 см. - ширина, 15 м. над уровнем моря) здания местного муниципалитета. Зачем он это делал – непонятно, но видно его было очень хорошо. Вот было бы здорово, если бы он оттуда упал. Сам бы не мучился и других не доставал. А благодарные потомки спустя столетия несут и несут на вечно мокрое (из-за этого цветёт и пахнет букет асанитарии: грибок, плесень и т. д.) место трагического падения, охапки полевых ромашек и одинокую черную розу «Наринэ». О вечности не хочется. О сиюминутном не стоит.
Далее, как в кино: задний план, на карнизе которого рискованно развлекался «человек в красной шапке», теряет резкость и пропадает в тумане кинематографической реальности. Контрабас начинает – едва е4 – и выигрывает сложное и очень вкусное соло. Постепенно, обретая чёткость, в кадре вместе с гитарным септаккордом, появляется небольшой стол. На нём из ничего возникает белая чашка. Из неё пронзительным – «я хочу спать» – хрипом саксофона поднимается в небеса – прямо к богу – терпкий кофейный аромат. Рядом с чашкой ждёт своей незавидной участи чистая пепельница. Она не знает, что в течение ближайших двух часов останется без работы. Ей не позволят издать ни одного звука. Нет, в её профессиональных качествах никто не сомневается. Просто курят не все.
Эхом отозвалось фортепиано. Ждать барабанов пришлось не долго. И вот привлекательная и немного загадочная молодая женщина сидит за столом и, глядя в какой-то нерусский журнал, ожидает, когда остынет кофе. Ветер захватил в плен волну солнечных волос и дождливой боссановой лета прогнал её по непослушной гамме осени. Саксофон, освоившись и оттого немного заскучав в небесах, бесбашенным горемычным пьяницей ринулся в пустоту, но…
- Стоп! - закричал режиссёр, - Не верю! - Станиславский отдыхает, - Где сценарист? Кто писал эту ахинею? - он выпил стакан мятного молока и запил его водкой (нервы ни к чёрту), - Скажите мне на милость: кто видел, чтобы наши дамы, сидя в баре, читали какие-то иностранные журналы, пили только кофе и при этом ещё и не курили?
- Я.
- Что «я»? - он взглядом обнюхал помещение в поисках владельца последней буквы алфавита и уткнулся в меня.
- Я видел, как наши дамы, сидя в баре, читали какие-то иностранные журналы, пили только кофе и при этом ещё и не курили. По крайней мере, одна из них, - я многозначительно посмотрел на незнакомку. Она ответила мне благодарной улыбкой.
- А ты кто, твою мать, такой? - вежливо поинтересовался режиссёр.
- Кто-кто. Конь в кимоно, - говорить ему, что я тот самый сценарист, я побоялся.
- А почему в кимоно? - раньше он видел коней исключительно в пальто.
- Нетрудно догадаться. Потому что я – конь японский, - мимо нас, самурайским вихрем на танке пронёсся якудза, угрожая присутствующим (через одного) трёхсторонним хайку.
Я был зол на новоиспечённого – подгорелая корочка – гения режиссуры за то, что он не дал мне услышать великого грехопадения саксофона. Теперь же хрип превратился в храп, и ничто его в этом несовершенном мире не разбудит. Песню оборвали, и на душе стало гадко.
Солнце, словно пыль на росу, село на горизонт и, выкурив сигарету, упало с него. По ту сторону. Давно это было. Лет сто прошло.
Я возвращался домой. Небо, тяжестью всех пяти звёзд (коньяк!), давило мне на голову. Я шёл по пустому городу и плакал.
Скупая мужская слёза. О! Это отдельная история. Если мужчина плачет, значит, у него есть веские причины. Вот, скажем, водка (в моём случае – коньяк) – веская причина. Я икал и плакал, потому что знал: в моём холодильнике нет креветок. Полцарства за креветку.
«В пьянке замечен не был, но по утрам жадно пил холодную воду», - вот наиболее чёткая характеристика того, что касается творчества Омара Хайяма. Зелёные формы комнатного цвета его рубайята растворились в песнях БГ, как «Титаник» в водах безбрежного океана. Как его не мой, не мой немой не заговорит. Сестра Хаос поселилась…
она просто поселилась и живёт, как котёнок под дощатым настилом на работе у Алика. Его, посчитав, что на этом вся любовь, бросила мать, а он орёт, как резаный. Кушать-то хочется. Далее тургеневским слогом было написано о том, что Алик, желая уберечь маленький пушистый комочек жизни от голодной смерти, принёс его домой и щедро накормил. Котёнок ожил. Стал играть. Наигравшись, уснул. Уснул и не проснулся. Щедрость стала смертью.
Когда я стал кричать на свою кошку, Алик меня не понял:
- Ты чего это?
- Достала, - я выключил телевизор и включил радио, - ладно бы просила жрать, а то ведь просто так орёт. Для поддержки разговора.
- А причём здесь БГ? - и действительно, причём тут он? Он добавил картошку и лук и поставил аквариум на огонь. Но коль вопрос задан – хочешь, не хочешь – приходится отвечать:
- Я-то думал, что он выдохся. Устал, - «в каникулы мы едем на Jamaйку», - а его сестра, переходя эту реку вброд, посеяла в моей башке хаос.
Песня закончилась, и на душе стало тихо. Китайская инквизиция кухонного крана – кап, кап – прекратила измываться над нервами грязной посуды. Я замолчал. Звучала только тишина. И секунду спустя, мы, словно сговорившись, хором: «Тихий ангел пролетел», - это Алик, а я: «Мент родился», из чего следует: мент и ангел – синонимы.
Мусор с ангельской улыбкой на лице – другие части тела были суровы – прохаживался по карнизу здания местного муниципалитета.
О вечности не хочется,
О сиюминутном не стоит.
Глядя на то, как собака мочится,
Дикий мент наркомана доит.
А на том берегу незабудки
Не забудут никак об электрике -
О великом китайском эксцентрике.

Рыжий пёс проживает в будке,
В небе синем летает птица,
Продаёт огурцы продавщица,
На телебашню влезла высотница
Для того чтоб с неё помочиться.
Просто так. Потому что хочется.
Лучше нет красоты,
Чем, пардон, с высоты.
И жрица монтажа об этом знает,
Но орошает город только летом,
Поскольку только летом не летает
Дельфин зелёной формы комнатного цвета.

Впрочем, где-то это уже было.

Дорогой мой читатель, перед тем, как отправить тебя в долгое путешествие по закоулкам своей не всегда прямой мысли, позволь поинтересоваться: а оно тебе надо? Поверь, это не праздное любопытство.
Если ты, прочитав всё вышесказанное, хотя бы раз задался вопросом: «Что я делаю в этом мыле?», если тебе до сих пор не стало интересно – этого вполне достаточно для того, чтобы разобраться в своих литературных предпочтениях, – то можешь смело отложить этот, с позволения сказать, труд в сторону – куда подальше – и идти, не спеша пить своё время. У тебя его море.

Остальных же милости просим. Проходите и чувствуйте себя, как дома.

хан

2009-08-01 13:01:55

хз. в этот раз чота не зацепило

Шизoff

2009-08-01 13:06:12

баловство. находки есть, но всё от балды, от ума то-бишь. настрение ялтинское попизде.
имеешь право. сам дураг гыыыы

Шизoff

2009-08-01 13:07:49

короче вся эта летопись не стоит финала предыдущего опуса, где чашка с молоком.

Шизoff

2009-08-01 13:14:48

Ставлю оценку: 9

Шизoff

2009-08-01 13:15:14

Амстердам, тёмное
Вот это то, что я называю графоманией. Ничо личного
Ставлю оценку: 7

bezbazarov

2009-08-01 13:56:37

Ставлю оценку: 11

bezbazarov

2009-08-01 13:57:15

за некоторые фразы.
Лукьяненененко, " Спектр".

Шизoff

2009-08-01 14:11:22

Лукьяненененко - это ещё что за дикообраз?!

bezbazarov

2009-08-01 14:14:24

Ой, Ллллукььяненкоо, канешно ж....

Шизoff

2009-08-01 14:15:16

извини, я не догадался сразу

редин, бля, а ты где сам?

bezbazarov

2009-08-01 14:37:55

Как Стёпа Лиходеев - в Ялте.

Файк

2009-08-01 14:46:56

Мусор с ангельской улыбкой,
Обнажающий протоки:
Буду ссать не сильно шибко,
Пил не пиво, только соки,

Только соки пил, без водки,
И хочу продолжить тему,
Эй, которые там, в лодке,
Докажите теорему!

Дважды два - бывает хуже,
Что касается Хайяма,
То омар в морях, не в луже,
Очень вкусен если прямо,

Если прямо сварен сразу,
Как и выловлен из моря.
Не подцепитете заразу
С ветром буйным вы поспоря -

Потому как штормовые
Ветры буйные целебны.
Что вы плачете, родные,
Что вы служите молебны?

Из безбрежных вод формата,
Из е-2 на е-4
Охуевшего Вомбата
Ждут, пушистого, в сортире.

Редин

2009-08-01 16:22:37

Антон, территориально в Ялте
морально в ахуе
нормально в запое.
а что?

Шизoff

2009-08-01 16:23:59

первый фактор несущественен
просто заинтересовался

Щас на ресурсе: 31 (0 пользователей, 31 гостей) :
и другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.