В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

Чёрный Человек. Олдскул-то олдскулом, но не смешно ни разу и ниапчом.

Француский самагонщик
2020-07-03 07:01:58

13.13. "КОТ". Вот это вот с хитровздрюченным названием в самый раз на митинг. Но митинг это не здесь.

Француский самагонщик
2020-03-23 17:42:25

Любопытный? >>




Шаман. Продолжение.

2013-08-30 16:52:24

Автор: лазареви4
Рубрика: ЧТИВО (строчка)
Кем принято: Лоффкач
Просмотров: 579
Комментов: 9
Оценка Эксперта: 30°
Оценка читателей: 28°
продолжение вот этого вот в смысле: ссылка


Особое внимание Егорча уделял практике огня. Происходило это как раз на каменистом мысу вдали от избы. Вечерами, когда гладь озера зеркалом простиралась вдаль и бликовала в лучах закатного солнца. В такие моменты Егорча позволял себе ничего не делать некоторое время. Представлялось, словно внутреннее освобождается от любой заботы и от любой мысли. Освобождение достигало нужного, когда исчезало ощущение собственного тела. Словно не сидишь на плоском камне, нагретом за день солнечным теплом. В таком состоянии Егорча начинал с острой чёткостью ощущать, будто он невесомо парит над землёй, над озером. И словно нет ни одной мысли, которая могла бы его отяготить или отвлечь. В такой момент Егорча протягивал руки к бездымному пламени. Костёр из сушняка он загодя разводил тут же, подле ног, на камне. По первости удавалось лишь чуть касаться быстрых языков пламени и то совсем ненадолго. Со временем практика позволила Егорче словно окунать руки в огнище. Жара не чувствовалось, скорее доброе тепло, дающее какую-то особую внутреннюю силу.

Сегодня Егорча возвращался с уткой. Снял её с автомата одним выстрелом в протоках. Ощипать, осмолить, выпотрошить и на костёр. Славное варево будет к обеду.

Стрёкот пока ещё далёкой моторки Егорча заслышал загодя. Благо день был тихий. Пока шёл к избе, прислушивался. Мотор на средних оборотах приближался. Кто-то точно проливами, аккуратно пробирался к Егорчиному острову. Похоже, не из местных, если с опаской идёт промеж частых каменистых гряд, полого уходящих под воду с частых островных мысов.

Последний взгорок Егорча преодолел почти бегом, петляя чуть заметной тропой меж вековых светлых сосен. Так и есть. Сквозь деревья внизу моторка. Один человек в ней. И точно к приплеску, от которого, если ведать, до избы рукой подать сквозь прибрежное густолесье. Егорча перехватил автомат под правую руку и стал осторожно спускаться вниз, к заимке.

Точно, видать, не из местных. Мотор заглушил загодя, по мелководью на гребях, осторожно. Движения какие-то угловатые. Сразу видно, что не привыкший лодку затягивать, без сноровки управляется. Все это Егорча наблюдал скрытно, укрываясь в прибрежном ельнике и отчего-то не торопясь выходить навстречу непрошенному гостю. Вот он вразвалочку пошёл точно к заимке, видно, что не в первый раз – ведает, где должна быть. Может кто-либо из тех, что иной раз возвращаются в родную деревню навестить памятные места, связанные с воспоминаниями детства и юности.

Укрываясь в густом прибрежном ельнике, Егорча проследил за тем, как незнакомец, насвистывая, дошёл до заимки. Стоял, оглядывался, словно вспоминая что-то. Аккуратно открыл дверь, зашёл внутрь. Звякнула посуда внутри.

«Это перебор» - подумал Егорча, осторожно подбираясь к самой избушке. Приезжий, не ведая обычая, нагло хозяйничал внутри, осматривая чужие вещи как свои после долгой отлучки. Неслышным скользящим шагом Егорча преодолел последние метры и остановился напротив двери. Как раз в тот момент как пришелец посунулся было наружу. Немая сцена длилась секунд пять.

- Кто такой? – спросил Егорча, не собираясь покуда опускать автомат.
- Я это. Генка я. Приехал вот. Места навестить.
- А почто хозяйствуешь?
- Дак это. С дедом ездили сюда. В детстве ещё. Вот приехал. Отдохнуть.

Голос незваного гостя срывался, вздрагивал. Егорча вдруг устыдился его столь явного страха. Опустив автомат, кивнул в сторону костровища:

- Ладно. Ты это. Пойдём, чаю попьём. Расскажешь, что к чему.

Егорча споро развёл костерок, плеснул воды из ведра в закопчённый чайник. Генка бросился было помогать.

- Сиди уж, ладно. Гость, будем считать. – улыбнулся в первый раз Егорча.
- Ладно. – Генка тоже несмело улыбнулся, присел на краешек скамьи подле стола, возле костровища.
- Сам-то откуда? – спросил Егорча после минутного молчания, глядя на разгорающиеся язычки пламени под чайником.
- Дак с Москвы. По отцу-то родня отсюда, с деревни. Вот, мелким был, в гости к деду возили летом в эти места. Рыбалили вместе. На эту избу как раз, бывало, заезжали ночевать.
- А сейчас что? Детство вспомнить приехал. Отпуск, поди?
- Да, типа того вроде. Сбежал, знаешь. Дядька у меня тут остался в деревне. К нему приехал, моторку взял и на острова.
- От чего бежал-то? – спросил Егорча, чувствуя как поднимаются, откуда-то из памяти его собственные воспоминания двухлетней давности.
- Да устал, знаешь, от сложностей. Не ладится в городе последнее время. С женой опять же нелады. По работе. В смысле из-за работы пилит. Устал.
- Бабы, бабы. Одно и то же, по сути. Меня, кстати, Егорчей кличут.
- Давно ты здесь?
- Два года. Третий скоро пойдёт. Отшельничаю.
- Ого.
- Да. Свои причины.
- Ясно, Егорча. Ты прости, что я уж так. Нарушил покой, что ли. Не знал.
- Да ладно.
- Дядька говорил, Пахом вроде последние годы за избой присматривал.
- Шатун задрал Пахома по весне. Помогал он мне. Хороший мужик был.
- Хороший, ага.

Сидели, потягивали чай из алюминиевых кружек, прихватив через рукава. Генка рассказывал о себе. Рассказывал взахлёб, будто найдя отдушину, чтоб выговориться. Егорча слушал, не перебивая, попутно вспоминая себя. В чем-то они были, конечно, очень схожи с Генкой.

- Слушай, Егорча, а откуда автомат у тебя?
- Дезертиров нашёл как-то. По осени. В прошлом году. Частей-то много погранцовых вокруг.
- И что? Отобрал что ли? Или выменял?
- Да не. То ли самострелы, то ли друг друга. Непонятно было.
- Ничего себе. Я-то, конечно реально пересрался, как ты меня встретил.
- Ладно. Давай утку сготовим, поедим. Сколько будешь?
- Да я, Егорча, думал дня три четыре.
- Добро. К вечеру сети проставим. На яму окунёвую можно будет сходить на донки. За мысом гряда как раз. Натягаем на печево. Давно не рыбачил-то?
- Пять лет назад последний раз здесь был.
- Ну вот. Подкинь пока дровишек в костёр. Утку осмолить надо будет.
- Ага.

Егорча привычно ощипал утку, укрепил на рогатине. Генка сидел рядом. Утка шипела на огне.

- Ген, возьми ведро, воды наберём. Я пока дичину выпотрошу. Да картошки захвати заодно. В корзине, в сенях слева. Почистим на варево.

Дошли до побережья. Генка уселся чистить картоху. Егорча пока вычистил требуху, промыл утку.

Освежили костёр. Бездымные языки пламени лизали дно закопчённого котелка. Уже вечерело. Егорча время от времени снимал ложкой накипь от варева по краям котелка. Генка, казалось, совсем впал в нирвану. Сидел с отсутствующей улыбкой, вдыхал жадно носом.

«Ослабило парня» - думал Егорча, искоса поглядывая.

- Сейчас, пока поедим, миски ошкурим песком. Сети рядом проставим, по грядам. На сига, пожалуй, да на лосося, мало ли. Мелочёвку с плотвы да корби не будем брать. А то чистить устанем на утро, да и промыслу не время.
- Хорошо, Егорча.
- После как раз на яму окунёвую встанем с тобой. Тут рядом, на гребях. Натягаем лаптей на печево.
- Меня, Егорча, дядька ведь тоже сетями снабдил.
- Оставь пока. Моими обойдёмся. Напоследок проставим все. Дядьке рыбы завезёшь, себе заберёшь. В дорогу-то. А то и, глядишь, коль удачно будет, красной тебе засолим.

К вечеру вышли на гряду. Закинули донки. С большого озера ощутимо тянуло предночной прохладой. Яма на то и яма, что хороший окунь берёт разом. Попеременно вытягивали лаптей с донки. Егорча только усмехался детской радости Генкиной.

- Ты резко подсекай, Ген. Чуть дёрнуло в первый раз, уже, считай, заглотил. Тяни сразу. Окунь-лапоть, это тебе не мелочь какая. Коли заглотил, так не отпустит уже. Не как плотва, поди, мусолит червя. Сразу до брюха крючок засаживает себе.
- Хорошо-то как, Егорча.
- Знамо дело.
- Слушай, Егорча. Спросить хочу вот всё. А как вышло, что ты тут оказался? Если удобно, конечно. Рассказать.
- Да что ж неудобного, Ген. Рассказать-то можно.

Егорча поддёрнул донку. Солнце уже осело за изломанную линию елей на той стороне озера.

- Расскажу, Ген.



***
продолжение следует...

Лоффкач

2013-08-30 16:58:46

Ничем не хуже предыдущих частей. Хотя нынешняя какая-то несамостоятельная - ни обещающей завязки, ни логической завершенности.
читаю первый абзац - как по ухабам еду.
Особое внимание Егорча уделял практике огня. Происходило это как раз на каменистом мысу вдали от избы - что происходило? практика? уделение внимания?
гладь озера зеркалом простиралась вдаль - как LEGO...
В такие моменты Егорча позволял себе ничего не делать некоторое время - моменты... некоторое время...
Освобождение достигало нужного, когда... - чего нужного?
и т.д.
...

евгений борзенков

2013-08-30 19:35:57

в принципе ничо так. матчастью выруливат ))) автор так аккуратно оставил крючок в конце, гыгы. ну чо, считай клюнули...

апельсинн

2013-08-31 04:01:40

ФС, мне кажется все эти колдобины спецом автором вставлены для придания достоверности северной просты человеческой речи. Все ж понятно, что хотел сказать.

Утка, снятая с автомата - это круто. Во-первых, то что попал, во-вторых, что там мясо в ней осталось. Это круче, чем белку в глаз.

Ну и как бы герой все же должен был представиться Егорше по имени, имхо.
Вот этот кусок немного озадачил:

"Егорча привычно ощипал утку, укрепил на рогатине. Генка сидел рядом. Утка шипела на огне." - ощипал и поджарил, штоли?, а потом выпотрошил? см. цитату ниже.

"- Ген, возьми ведро, воды наберём. Я пока дичину выпотрошу. Да картошки захвати заодно. В корзине, в сенях слева. Почистим на варево.
Дошли до побережья. Генка уселся чистить картоху. Егорча пока вычистил требуху, промыл утку."

апельсинн

2013-08-31 04:06:57

ну и ещё с окунем на донки есть вопросы. на что они окуня ловили? с червем на севере проблема, может на кусочки белой рыбы?

апельсинн

2013-08-31 04:07:38

"северной простоты человеческой речи"

апельсинн

2013-08-31 04:11:17

так-то понравилось, продолжения хочу.

апельсинн

2013-08-31 04:11:45

Ставлю оценку: 28

Шева

2013-09-02 13:44:07

Хорошо читается.

Щас на ресурсе: 48 (0 пользователей, 48 гостей) :
и другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.