В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

Чёрный Человек. Олдскул-то олдскулом, но не смешно ни разу и ниапчом.

Француский самагонщик
2020-07-03 07:01:58

13.13. "КОТ". Вот это вот с хитровздрюченным названием в самый раз на митинг. Но митинг это не здесь.

Француский самагонщик
2020-03-23 17:42:25

Любопытный? >>




Шаман (продолжение продолжения). Лесные люди.

2014-10-15 22:51:34

Автор: лазареви4
Рубрика: ЧТИВО (строчка)
Кем принято: Француский самагонщик
Просмотров: 682
Комментов: 3
Оценка Эксперта: 25°
Оценка читателей: 28°
предыдущее окончилось вот тут вот:
ссылка

Сидели далеко за полночь. Пламя бездымного, на сушняке, костра освещало неровными всполохами лица Генки и Егорчи, бликовало жёлтым на стволах стоящих вокруг сосен. Генка внимательно слушал, а Егорча, рассказывая, как он оказался на острове, словно окунался в себя давным-давно забытого. Казалось, всё произошедшее было не с ним, а совсем с другим Егорчей.

На следующий день встали с донками на гряде. Гряда – «коро» по-карельски. Тягали темнобоких окуней.

- То есть ты, можно сказать, только здесь и нашёл себя, да, Егорча?
- Видимо так, Ген. Это ты со вчера что ли переваривал всё это время наш разговор? – усмехнулся Егорча.
- Да. Как-то, знаешь, параллели некоторые есть в наших историях. У меня, конечно, не такой треш, как у тебя, но потенциал есть. – здесь уже заржали оба.

На исходе четвёртого дня, как и договаривались, проставили все сети.

- Завтра обратно. – вздохнул Генка.
- Отдохнул?
- Ну, вроде.
- Вот этим и живи. А не вздохами. Настоящим живи.
- Это верно.
- Ну вот. А ты себя обратно тянешь. В проблемы свои. Живи тем, что кончились они. А там и новые подтянутся. – Егорча усмехнулся, взглянул на Генку.
- Прав ты, Егорча. Дровишек подкинуть?
- Кидай.

Наутро Егорча с Генкой сняли богатый улов сетями и попрощались.
- Ну, Егорча, коль будешь в Москве, то номер свой я тебе оставил.
- Добро. Удачи тебе, Ген.
- Ага. Спасибо. За разговор спасибо. Помог ты мне, Егорча. Очень помог.
- Бывай.

Егорча долго стоял на берегу, слушая стрёкот удаляющейся Генкиной моторки. Волны лениво плескались о прибрежный песок. Близилась четвёртая по счёту осень Егорчи на острове.

***

Опасно осеннее озеро. В первую очередь стремительной переменой погоды. Ещё с утра может отливать серой свинцовой гладью в лучах скупого на тепло солнца, а к обеду уже разгоняет колючий сиверко свирепую волну, быстро обрастающую беснующимися барашками пены на гребнях. Да и волна по осени, особенно в октябре, совсем не та, что в пору скоротечных июльских грозовых штормов. Крутобокая, частая, резкая, бьёт нещадно в скулу моторки, окатывает леденящими брызгами. Совсем скоро, к середине ноября, стянет озеро первым прозрачным льдом. Сперва у заберегов ломкой хрустящей кромкой. С первыми снегопадами начнёт морозно застилать озеро всё дальше. Недели три следует выждать пока надёжно затянет проливы в междуостровье тёмным льдом, что выдержит человека.

В последние недели перед ледоставом Егорча привычно промышлял сижком. Идёт сижок на нерест в самую неудобную для рыбака пору. Осенний день короткий. Чуть рассвело, уже торопится небосвод засереть стылыми вечерними сумерками. В укромных загубинах да в проливах ставит Егорча частые сетки. Частые это с мелкой ячеёй. Двадцать на двадцать, в миллиметрах если. Набьёт за ночь в сеть промыслового карельского сига. Сплошной трепыхающейся серебристой стеной идёт тяжёлая сеть из стылой воды. Немеют пальцы на ветру. Половину сети принимает Егорча на левую руку, после перевалить бочкой в лодку, нанизать на палку и вторую половину вытягивать, коченея нещадно, без права на отдых. Потому, что вертит лодку на ветру, так и норовит крутануть вокруг сетки. Нельзя допустить. Зацепится сетка за винт мотора, пока выпутаешь пуще закрутит, приходится рвать нещадно. А сети на вес золота у Егорчи.

Только успел сети поднять, скорей на берег, спешно снимать рыбу, чистить, мыть да в засол в деревянную кадушку, перемежая добротно солью слой за слоем. Опять же воды не нагреешь, промысловый лов он весь по холоду. Сполоснул сети, перебрал спутанные кольца на вешалах, до скорого вечера всё равно не успеют просохнуть на промозглом осеннем ветру. Только только хватит времени сварганить уху на костровище в котелке, а там уже поспешай заново ставить сетево, пока совсем не стемнело. И так день за днём две, а то и три недели подряд. Потом будет отдых Егорче, пока схватывает озеро ледоставом.

Уже в привычном порядке сделал Егорча последние ходки за припасом на долгую зиму. Десять километров гари по озеру до ближайшей деревни. Перекупить у местных топлива в канистры, запастись необходимым припасом. Соль, спички, чай, консерва, мыло, картофель, крупы, кой-чего из одежды, свечи, патроны.

В этом году, под конец лета Егорча справил новый навес к избе под дровяник. С южной стороны приладил остов из жердей, укрыл густо еловым лапником сверху, оставив доступные ветрам боковины. В первую зиму, помнится натерпелся дровами, кидаясь с утра на заготовку сухостоин. Свалить, нарубить, перетаскать. Было дело. Теперь времена иные, учёные горьким спешным опытом. Дровяной запас на зиму Егорча привычно клал за летние месяцы. Жаркая берёза, пахучая смолистая сосна. Береста на быструю растопку печи.

Минувшим летом начала заваливаться труба. Крепил распорками, опасливо прилаживая свежеоструганные лесины на крыше.
В этом году сижковый нерест шёл на славу уже третью неделю кряду. Почти полна вторая кадушка. Добро. До весны хватит.
Сегодня Егорча готовил зимнее стойбище для моторки. Вскоре уже вытянуть лодку на берег, укрыть привычно за корневищем заваленной ветродуем вековой ели. По каткам, упирая рычагом-лесиной под корму, шаг за шагом. Далее привалить загодя запасённым лапником, мотор в избу, под нары, и до следующей весны.
Вечером Егорча сидел подле избы, у костровища, пёк окуней на жарких, полыхающих алым углях. Отчего-то вспоминались былые вечера. Городские.

***

Как правило, офис стремительно пустел сразу после шести. Коллеги разбегались по своим делам, кто куда. А для Егора наступало привычное и ежедневное. Две минуты ходьбы до ближайшего магазина. Восемь банок пива в пакет.
Сегодня всё точно также. Егор бросил напоследок взгляд в опостылевший монитор. Два отчёта, которые должны были быть готовы к сегодняшнему вечеру, плавно перетекли дедлайном на завтрашнее утро. Можно было бы конечно, затарившись пивком, сымитировать активную трудовую деятельность и посидеть в офисе, бесцельно втыкая в разное видео. Но соседний отдел задерживается по причине ежемесячной отчётности, и поэтому палиться не следует. Путь один – бесцельно шататься по улице до достижений ежевечерней кондиции.

В последнее время Егор уже не пил пиво, а попросту заливал его в себя. Первая банка целиком в один глоток, вторая в три захода. Привычное тепло разливалось внутри с каждым жадным глотком.

- Здравствуйте, Вам как обычно?
- Да, восемь штучек, пожалуйста. В Ваш пакет.

День был тяжёлый. Егор оформлял три контракта, после пытался было перейти к отчётам, но жажда ежевечернего погружения в анонимно-одиночный алкоголизм превозмогла. В последнее время Егор почему-то избегал даже традиционных пятничных посиделок в баре с коллегами. Рутинные, наевшие оскомину разговоры о работе, о личном. Ну их всех. Егор даже втихомолку посмеивался сам над собой, не придавая значения прогрессирующей пивной патологии. Кстати, брал только Туборг. То ли из-за изрядно спиртового состава, то ли ещё почему. Другие марки почти не пьянили, а вот уже с пары Туборга, причём именно в жести, привычно и ожидаемо орошало. А дальше по накатанной. Бывало, доходило и до десяти-двенадцати банок за вечер.

Егор подхватил с прилавка пакет-майку с пивом и двинул к метро. Предстояло ехать на Гражданский проспект пересечься с Сергеичем по откатной схеме.

- Сергеич, привет, ты как?
- Здорово, Егорка! На месте, у выхода.
- Ага, я поднимаюсь.

Сергеич, то есть Артём Сергеевич Намазин, стратегически важный клиент тире контрагент Егора Балазейкина. Начальник отдела снабжения богатой и нужной конторы. Закупает материал в хороших объёмах, особенно в этом году. Предстояло договориться о том, что Егор справляет для Сергеича добротный бонус за отгрузки в рамках обычного отката снабженцу, а Сергеич, в свою очередь, башляет Егору обраткой треть от полученного. Схема стандартная.

- Привет, Артём.
- Привет.
- Давай, я сразу к делу.
- Валяй. Я уже примерно понял, о чём ты, Егор.
- Ещё лучше. Смотри, дело такое. Если идём по обычным условиям, то тебе выходит пять процентов с каждого контракта. Их у нас всего шесть до конца этого года. Есть предложение провести их как демпинговые, с обоснованием у нас, как конкурентных качелей. Если мы с тобой в это пишемся, то поднимаем бонусную часть до десяти процентов. Снижение наценки я беру на себя, а ты подтверждаешь необходимость допрасходов.
- Это понятно. Условия?
- Три процента. У тебя в таком случае семь вместо пяти. С учётом объёмов расклад, полагаю, вполне.
- Согласен. Не вопрос, Егор, давай.
- Отлично. Тогда я завтра озвучиваю, ты, если что, подтверждаешь, и в путь.
- Добро.
- И это, Артём. Ты номер черкни себе второй мой по поводу этих вопросов.
- Некорпорат?
- Ага. Бережёного, как говорится.
- Это да.

Дело было сделано. Приятно иметь дело с понимающими людьми. Егору итог скоротечных неофициальных переговоров грозил лишними тремя сотнями тысяч рублей ежемесячно. Шесть контрактов умножаем на три сотни. Есть, ради чего стараться.

Попрощавшись с Сергеичем, Егор свернул в ближайший от метро двор, смачно щёлкнул первой банкой, уложил в один заход. Вторая легла видимо слишком быстро. Поторопился. Приятное жжение внутри быстро сменилось повышенным слюноотделением. Егор с удивлением успел подумать, что последний раз блевал в девятом классе после портвейна. Хлынуло со всех щелей, как говорится. Через рот, через нос, пенной струёй, прямо на скамейку, на которой лежал пакет с оставшимися шестью банками. Похуй. Перекурить, отойдёт.

Егор высморкался тут же, на скамейку, подхватил пакет с пивом. В носу ощутимо отдавало свежей блевотиной. Пройдёт. Считай, даже провалиться не успело толком. Отчего-то прямо таки пучило нервным истеричным смехом. Егор свернул к ближайшей парадной, с опаской, озираясь, справил малую нужду. Пожалуй, имеет смыл передислоцироваться. Вышел на Гражданку и лицом к лицу столкнулся с Ией.

- Егорка! Привет!
- Привет, Ия!
- Ты чего тут?
- Гуляю.
- Ага, вижу, как гуляешь.
- Есть немного.
- Могу составить компанию.
- Ну, давай.

С Ией Егор познакомился полгода назад. Банальность, но Ия приходила на собеседование. Егор как раз курил на крыльце бизнес-центра, когда она вышла. Случайный разговор.

- А Вы здесь работаете? – прикуривает тонкую сигарету, улыбается.
- Уже второй год.
- Надо же. И как платят?
- Пока вполне исправно.
- Как считаете, имеет смысл влиться в Ваш коллектив? – кокетливая улыбка, томный взгляд.
- Если лично моё мнение, то обязательно.

Стандартный флирт. Видимо Ие действительно глянулась работа, видимо действительно была нужна. В тот же вечер они продолжили разговор в ресторане. За счёт Егора. После поехали к Ие домой. Она снимала комнату на Сенной. На работу она так и не устроилась потом, видимо нашла предложение получше, но тот вечер закончился тем самым, на что Егор и рассчитывал. После пяти шотов текилы на каждого вперемежку с разливным нефильтрованным.

- Будешь сверху?
- Не люблю. Давай так же.

***

Марьялакши по-карельски это Ягодный залив. По лету Егорча частенько наведывался сюда за ягодой. Вдоль берега тянулся светлый, пронизываемый лучами солнца сосновый бор, богатый черникой. Чуть дальше, вглубь материка, начиналось болото, не особо топкое, год от года желтеющее к июлю россыпями сочной морошки. Если от болота забрать вправо, через пять километров хода строго на север начинались вырубки, уже начавшие зарастать, но по осени изрядно усыпанные брусникой.

Герчину заимку Егорча обнаружил летом прошлого года случайно, когда огибал болото по левому краю. С той стороны озеро соседним с Марьялакши заливом глубоко вдавалось в материк. Если Егорчину избу с берега ни за что было не заприметить, скрытую в полсотне метров от берега в густом ельнике, то эта стояла почти на самом виду, в десятке метров от песчаного побережья промеж двух высоченных сосен. Низкая, скособоченная, уже оседающая нижними венцами во мху.
Рядом же Егорча обнаружил и могилку хозяина. «Герчин Николай Павлович» - гласила полустёртая дождями табличка на замшелом кресте. Видать помер тут же на заимке, а после местные, найдя, захоронили, не свезя на погост. Кой какая утварь да одежда в избушке были, и запас дров покоился под нарами и возле печки, но судя по всему сюда уже никто не наведывался. Егорча заворачивал к избе после ещё пару раз при оказии заприметить следы посещения местных, но всё оставалось как прежде.
По такому раскладу Егорча решился присмотреть на заброшенной заимке чего-либо полезного себе в быту, раз уж осталось без хозяев.

Стылый ветер разгонял рваные тучи. Пожалуй, к вечеру нагонит волну, задерживаться надолго совсем не след. Солнце промеж туч бликовало на светлых сосновых стволах. Оставив моторку в заливе, Егорча, на всякий случай без лишнего шума, вышел к Герчиной заимке. Песчаное побережье было чистым. Никто не наведывался. Добро.
Неплотно прикрытую дверь, как и оставил её в прошлый раз Егорча, видимо придавило притолокой, зажав снизу в порог. Оседает избушка. Егорча вставил приклад автомата, надавил. Дверь поддалась. Упёрся локтем, со скрипом приоткрыл наполовину. Наскоро обшарил заимку. Посуда аккуратно выложена на полке, укреплённой над столом, возле маленького окошка. На печи армейский котелок, чайник без крышки. В ящике стола пара ножей, свеча, спички. К центральной потолочной балке прибит ящик, чтобы хранить съестные припасы от лесной живности. В нём Егорча обнаружил полпачки чая, соль в банке, немного сахара. Всё самое необходимое случайному путнику. На нарах старый матрас, стёганое одеяло. На вбитых в бревенчатую стену подле печки гвоздях пара видавших виды телогреек с торчащими из дыр клоками серой ваты. Поживиться, пожалуй, что и нечем, Егорче этот нехитрый скарб ни к чему. А вот мало ли кто какими судьбами окажется на заимке, тому может и сгодится.

Егорча вышел наружу, привалившись плечом, прикрыл дверцу. Уже не входит до конца в проём. Обогнул избушку, заглянул с торца под двускатную крышу. С правого края лежат два подёрнутых ржой капкана средних размеров. Уже хорошо. По зиме можно будет проставить на острове. На зайца очень даже сойдёт. Егорча подхватил капканы, стащил с крыши на землю, осмотрел. Вроде целые, механизм рабочий. Обшарил напоследок взглядом окрест. На вешалах на берегу болтается на ветру кусок старой изодранной насквозь сетки, позвякивая оставшимися кольцами. Пожалуй, что всё на этом. Егорча закинул автомат на спину, подхватил в левую руку капканы. Пора в обратный путь, ветер крепчает.

Последний, самый широкий пролив по пути к острову дал таки Егорче свирепой боковой волны. Моторка то падала между тёмными буграми холодной воды, то, натужно завывая, штурмовала чуть наискось очередной гребень. По итогу Егорча не стал огибать остров к своему заливу, а притабанил на противоположной от избы стороне. По утру всяко проще будет перегнать лодку, коли утихнет непогодь.
Егорча завернул в укрытую от волны загубину, поднатужившись, наполовину вытащил моторку на приплесок.
И в это время между порывами ветра со стороны избушки отчётливо донёсся звук выстрела. Следом ещё один. И ещё.
начало, исполненное в псевдорусском стиле (с петушками и кокошниками), читать почти невозможно.
дальше, однако, контраст: достаточно сухо и жестко. и даже концовка, которая снова про Егорчу, - тоже.
есть что почистить, конечно, но в целом очень даже ничотаг.
ждем продолжения, автомат героя должен дать очередь, хотя бы короткую.

апельсинн

2014-10-16 05:43:18

мне так всё ровно показалось. донки там, сетка двадцатка. грамм по сто сижки пойдут. если в озере сиги есть, то скорее всего и кумжа присутствует. вот её бы и ловить.

Забыл, кстати, зачем Егорче автомат был нужен. Надеюсь гранат у него с собой там нет. Опасно это.

апельсинн

2014-10-16 05:43:46

Ставлю оценку: 28

Щас на ресурсе: 55 (0 пользователей, 55 гостей) :
и другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.