В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

MneMorizz, про Мордор в такой интерпретации тоже не хаваем.

Француский самагонщик
2019-09-22 22:21:42

MneMorizz, в таком ракурсе политику не хаваем.

Француский самагонщик
2019-08-20 15:45:59

Любопытный? >>




Бабка Лидка СМЕРТЬ. СТИХИ.

2019-09-13 21:20:42

Автор: софора
Рубрика: ЧТИВО (импорт)
Кем принято: софора
Просмотров: 97
Комментов: 9
Оценка Эксперта: N/A°
Оценка читателей: N/A°
ЛАСТОЧКИ
Т. Чертовой

Когда начнут нас резать,
Что будем делать мы?
Господи, обещаю трезвой
Стоять посреди зимы.

Потом кресты посрубают
И спустят гладких собак.
Господи, так не бывает,
Но будет именно так!

За руки мы возьмемся,
Молитву Тебе пропоём,
И в небо взовьёмся,
Как ласточки летним днём.

РАЗГОВОР

«Не говори о смерти!»
Я и не говорю.
Нету её, поверьте,
Вот и не говорю.

Во сне лишь кружит над полем,
Гладит по волосам.
А то, чего ты не понял,
Скоро узнаешь сам.

БОЛЬНИЦА

Научный дядька смотрит строго
И наставленьями скрипит,
Но здесь-то веселей намного –
Кровать, кормёжка, чистый спирт.

Смолю цигарку под навесом,
Над головою бьётся дождь,
И слышу я, как мелким бесом
Он мне бормочет: «Не уйдёшь!..»

Отец Андрей прошёл по лужам.
На мой этаж? Иль на другой?
Кому-то он сегодня нужен –
Для встречи, Господи, с Тобой.

КТО-ТО ТРЕТИЙ

Ещё не насмерть мы с тобой сцепились,
Хоть кровь уже чернеет на снегу,
Над нами вороны ещё не вились,
Ведь я тебя, подруга, берегу.

Ты жаждешь удивительного мира,
Где Бога нет, где прав Искариот,
А мне же – благодатная просвира
Милее всех твоих свобод.

Не торопись. Ещё наступит утро,
Когда услышим вдруг морской прибой,
Когда придет последняя минута,
И кто-то третий шлёпнет нас с тобой.

ЧЕТВЁРТАЯ АЛЛЕЯ

Выпадет снег и растает.
Появлюсь на свет – и умру.
Господь венчик сплетает,
Пригодится он поутру.

Я буду ему так рада!
Он согреет старческий лоб.
А после – в дым снегопада,
В белоснежный этот сугроб.

А после – ввысь, невесомо,
Где листья уже не жгут.
Туда хочу, где я дома,
Где, может, меня не ждут.

КОРАБЛИК

Осень тянет за собой слякоть,
Листики ржавые множит.
Осенью хорошо плакать,
Идти одной, думать: Боже, Боже…

Тополя голые, вдоль дороги,
Скрипят и скрипят – так знакомо!
Уношу подобру-поздорову ноги,
Ни приюта за спиной никакого, ни дома.

Я уже никогда не пойду на запад –
Ни свиньёй, ни журавлиным клином.
На восток буду драпать и драпать,
Океаном чтобы умыться синим,

Чтоб войти в него чинно и строго,
По самую седую макушку,
Чтоб унёс он меня далеко-далёко,
Как любимую свою игрушку.

ПОД ЗЕЛЁНОЙ СОСНОЙ

Под зелёной сосной, под высокой, корявой,
Не боись за меня, не боись.
Я ведь тоже была безнадёжно кудрявой,
Было всё у меня – зашибись.

Я ведь тоже людей день и ночь понужала,
Я ведь тоже визжала с утра,
А потом кто-то взял – да и вырвал мне жало,
Да и клык кто-то выбил вчера.

Под зеленой сосной, да хотя бы в овраге
Успокоить бы кости мои!..
Не истлели бы только слова на бумаге,
Те, немногие, – что о любви.

СМЕРТЬ

Вот она, за поворотом, – бездна,
Как рукой мою снимает спесь.
Мне неинтересно есть полезно,
Мне вообще неинтересно есть.

Мне неинтересно – о кефире
И о том, как обустроить дом.
Я одна в полночном этом мире,
Смерть уже топочет за углом.

Прячусь за рыданьем и молитвой,
Но куда деваться от греха?
А она стоит – с раскрытой бритвой,
Будто сумасшедший из стиха.

ДУША

В чёрном теле душа моя, в чёрном теле.
Я и так её гну, и вот эдак ломаю.
Чёрны вороны надо мной пролетели,
Да и тучи уже приспособились к маю.

Влезу я на пригорок, башку запрокину
И грозе протяну перебитые руки,
И ударит мне ветер вот в эту грудину,
Где душа моя мается всё от разлуки.

И рванёт она в небо из чёрного тела,
Ну, а я под дождём опрокинусь с пригорка,
Он омоет меня – хорошее дело,
Только вот без неё-то как горько!

НА БЕГУ

Лист облетает, жизнь итожа,
Но ты, старушка, не спеши.
Смотри-ка, день какой погожий,
Как хулиганят малыши!

Когда же мой придет, последний,
Ничем себе не помогу
И, словно этот дуб столетний,
Вот так и рухну на бегу.

РУЧЬИ

Когда умирает друг,
Единственный, умирает –
Всегда умирает вдруг,
Как будто бы так бывает.

Не думаю я о нём
Ни капельки, ни минуты,
Но – небо прольёт дождём,
И тут-то как раз, и тут-то

В груди защемит, да так,
Что слёзы бегут ручьями…
Единственный мой, чудак,
Да что же ты сделал с нами!

ПРО СОБАКУ

Перед самою смертью поднимите мне веки,
Принесите меня из угла,
Чтоб прошествовали предо мной человеки,
Те, кого я обидеть могла,

Чтобы взгляд их печальный меня растревожил,
Видно, знают, что станет со мной,
Чтоб друзей закадычных корявые рожи
Тихо пели мне вечный покой,

Чтоб собака любимая следом бежала,
Чтобы нервно зевала мне в след
И хвостом-помелом всё меня провожала
В те края, где её больше нет.

ВИНА

Убитые виноваты во всём.
Живым – никакого нет дела.
Проснемся, грамм двести плеснём,
Для радости, для опохмела.

По веткам зелёным хлещет дождём,
Душа вдруг – заныла, запела!
Убитые виноваты во всём.
Живым – никакого нет дела.

Но после, когда – вечным огнём
И душу прихватит, и тело,
Пойму, что и я виновата во всём.
Живым – никакого нет дела.

В СНЕГУ

Нет зубов – ничего,
Словно волчая сыть,
Я смогу хоть кого
И десной укусить.

Что же делать, когда
Свою старую мать
Вы, друзья-голытьба,
Вдруг пришли убивать?

Одного-то из вас
За собой сволоку
И урою – на раз! –
В этом черном снегу.

НАКОЛКА

Я не боюсь стального холода,
На слякоть осени – плевать.
На кисти солнышко наколото,
Такая, братцы, благодать!

Такое, сёстры, благолепие –
В любую хмарь, в любой мороз
Уже как будто в синем небе я,
Уже скрывать не надо слёз.

Когда улягусь в простынь белую,
Она одна меня спасёт –
Пронзит лучом, заиндевелую,
И ввысь шальную вознесёт.

ЛУЧИК

Над головою качаются кроны.
Долго валяюсь в траве.
Звёзды мигают, печально и скромно,
Мысли шуршат в голове.

Вот засыпаю и вижу: седая,
Вышедшая из земли,
Мирно лежу я, уже неживая,
А по щеке муравьи

Без осужденья бегут на работу,
Птицы беспечно поют,
Знать не желая – зачем ты и кто ты,
Что ещё делаешь тут...

Я просыпаюсь, слезу утираю.
Ветка хрустит под пятой,
А надо мною, тропинкою к раю,
Лучик спешит золотой.

ПТЕНЕЦ

Жизнь у меня одна,
Выпью её до дна,
До капли на самом дне,
Мечтая о лучшем дне.

Одна она, вечная.
Дороженька – млечная,
А я не боюсь, иду
И дую в свою дуду.

Услышит хоть кто-нибудь,
Когда я отправлюсь в путь?
Рукою хоть кто махнёт,
Чего-нибудь там смахнёт?

На горке-пригорочке
Достану я корочки,
Росою их размочу,
Десною похлопочу.

Пока ещё наяву
Птенца к себе позову,
Чтоб крошки он поклевал,
Головкою покивал.

А после, когда свалюсь,
Он тоже затихнет пусть
И слушает так: «Тук... Тук...»
Последний мой самый друг.

ЖАКЕТКА

Осень, осень, не весна, –
Льёт дождём, качает ветки.
Как люблю я, мать честна,
Эти листья на жакетке!

Эту песенку, одну,
Не в цветном киноконцерте,
И вот эту тишину –
В шаге от вот этой смерти.

СМЕРТИ НЕТ

Смерти нет. Смерти нет.
Почему же я скучаю?
Уходя, гасите свет,
Но без этой вот печали,
Потому что смерти нет.

Понимаю, смерти нет,
Всё гляжу на твой портрет,
Но тебя – не обнимаю,
Потому-то и скучаю,
Даже если смерти нет.

Если бы в один момент
Нас снесло с земной орбиты,
Вместе были бы убиты,
Точно б знала – смерти нет.
Если бы... В один момент...

ОДНОГОДКА

В прошедшей жизни – холод, облака,
Любимого горячая рука
И смерти удивительная близость.
А что теперь? Беззубый геркулес,
В шалашике задумчивый балбес,
Как будто ничего и не случилось.

Всегда бежала наперекосяк:
В глухой тайге стерёг меня моряк,
Со мной пехота драпала на лодке.
Сегодня словно нить оборвалась,
И потому я обрываю связь.
О жизнь моя, доверься одногодке!

ЛУЧНИК

Если можешь – не кричи,
Толку в этом никакого:
Тихо в нас летят лучи,
Тихо вор шуршит в ночи,
Тихо цокают подковы,

Чтобы к вечной тишине
Быть заранее готовой,
Чтоб забыли обо мне,
Чтобы лучник на коне
Подстрелил – для жизни новой.

ПАРАД

Чего ты нервничаешь, брат?
Чего скулишь, сестра?
Планеты выстроились в ряд
До скорого утра.

Что нам до беглых тех планет,
До стрелок на часах?
В них толку никакого нет,
Один лишь глупый страх.

Мы сами вышли на парад
В ночную эту тьму,
А что за этой тьмою, брат,
Известно хоть кому?

Известно, что пришла пора
Со смертью нас венчать?
Не плачь хоть ты, моя сестра,
Попробуй помолчать.

КАТЕР

Пришла – неизвестно откуда.
Уйду – неизвестно куда,
Но, может, и я не забуду,
Как эта светилась вода,

Как катер отчалил полночный
По лунной дорожке своей,
Как не теребила платочек,
Когда провожала гостей,

Которым пора уж на берег –
На тот, на далёкий, другой...
И кто мне сегодня поверит,
Что все они были со мной?

ОТРАВА

К жизни этой поздно подключилась,
Жизнью я жила совсем иной –
Лямзила, косила, материлась
День-деньской.

А потом, когда друзья-подруги
Посадить решили на перо,
Оставляя след, ушла по вьюге,
Тряпку затыкая под ребро.

Через месяц выползла на солнце,
Мартовским подставилась лучам,
И дитя увидела в оконце,
И тепло сбежало по плечам,

И моя житейская отрава
Отступила в прошлогодний снег.
Тут он и присел тихонько справа,
Посторонний, в общем, человек.

Так мы на завалинке молчали,
Завершая тёплый этот день,
А потом – соседки закричали,
И упала на старуху тень,

И тогда уж безо всякой дури,
Чтоб не повторяться два раза́,
То ли он глаза свои прижмурил,
То ли я – свои уже глаза...

СТУЖА

Пусть смерть никогда не случайна,
Хотя и не сразу видна,
Волнует загробная тайна,
Как ночью – вот эта луна,

Как утром – ребёнок с портфелем,
Как этот картонный трамвай,
Над городом заиндевелым
Летящий в неведомый рай,

Как бомж, что прилёг у дороги
И смотрит теперь в небеса,
И слышит железные дроги,
И не закрывает глаза.

РАБА

– Чего стесняешься, раба,
Одежды нищенской? Горба?
Похмелья поутру?
Не сеешь ничего, не жнёшь,
То шило у тебя, то нож,
То треплешься – «Умру!»

– Я не стесняюсь никого.
Заглядываю к вам в окно,
В окне печаль… Печаль…
Себя никак я не пойму,
Но сердцем рвусь уже к Нему,
На тот уже причал.

СТРАДА

Князю мира сего
Дело есть до всего –
До меня, до тебя.
Слышу – снегом скрипит,
Чую – тленом смердит,
Цепь свою теребя.

Где меня не убьют?
Где найти мне приют?
Никогда не найду.
Он разрушил мой дом,
Он приходит с серпом
В человечью страду.

Срезан колос, другой,
И, простясь с головой,
Тихо падаем в снег.
Лишь весной уплывём,
Мой хороший, вдвоём,
По излучинам рек.

ИСТУКАН

До мая замкнётся память,
Ослепнет последний глаз,
И больше ничто не ранит,
И жизнь, считай, удалась.

И, это совсем не странно,
Застыну и я в пыли –
Подобием истукана
На кромке родной земли.

И буду стоять на страже,
Кривя в ожиданье рот,
И молния – не промажет
И в пепел меня сотрёт.

ОКНО

Затаилась. Чего-то жду.
Не на ярмарке, не в саду,
А в подвале моём родном,
За кирпичным его окном.

Тишина-то здесь, тишина!
Жизнь рассейская не видна.
Только кто-то во тьме храпит,
Только котка из тьмы глядит.

Отступаю в последний сон,
Вдалеке – колокольный звон.
Подзывает, зовёт отец,
А потом, как в кино – «Конец».

КРЕСТНЫЙ ХОД

Проживая последний день,
А быть может, последний час,
Платье белое ты надень.
«Сыне Божий, помилуй нас!»

За молитвою русской вслед
В этом платье легко лететь.
Я ведь помню, что смерти нет,
В этот день умирает смерть.

На загривок не давит кладь,
Крест суровая держит нить.
Никому меня не догнать,
Никогда меня не убить.

© Лидия Купцова ссылка

софора

2019-09-13 21:37:02

Бабка Лидка (Лидия Купцова) родилась 3 января 1941 года в Омске. Училась в культпросветучилище. В конце 60-х два года специализировалась на выпуске швейных изделий. Разнорабочая. Без определенного места жительства. Православная. Публиковалась в «Литературной газете», журналах «День и ночь» и «Нобелевский тупик». В сборниках «Часовые памяти», «Русская весна», «Выбор Донбасса». Лауреат V международного Поэтического конкурса «45-й калибр» имени Георгия Яропольского (2017).
сильно
и честно

софора

2019-09-13 23:10:24

шедевр

2. ПОЕЗД

Когда весёлая бабуля
В плацкарту тесную вползёт,
Тотчас подсядет к ней дедуля
И рюмку полную нальёт.

И заведёт свою шарманку
Про то, как был вооружён,
Как бил он уток спозаранку
И сколько было разных жён.

Бутылка первая. Вторая.
Уж дед под лавкою лежит,
И только бабка, не мигая,
В окно полночное глядит.

Спят пассажиры, проводница,
И старая не прячет слёз,
Ведь за стеклом – родные лица…
Под стук колёс, под стук колёс.

софора

2019-09-14 00:44:01

ДРУГ МОЙ ВАНЯ

Друг мой Ваня Мудохин
Замуж звал Лидку Купцову.
Изрекал ахи, да охи:
«Для тебя – на всё я готовый!»

Но не нравился этот Ваня мне,
Нравился мне другой…
Что ж, на войне как на войне:
Нашли другого – с пробитою головой.

Клялся Ваня со слезой на глазах,
Из последних, как говорится, сил:
«Не я, разрази меня Бог!..» Бабах! –
И Бог его разразил.
ващета Лидку Купцову можно понять: стать Лидкой Мудохиной как-то нитаво

Лесгустой

2019-09-16 14:46:19

Честно говоря, я боюсь настолько личное выкладывать в публичный доступ. Очень не хочется, чтобы кто-то по такому крику души - и в грязных сапогах, а ещё хуже - с грязной душонкой.

софора

2019-09-16 20:13:30

автор этих стихов фантомно загадочная личность
но реальные сборники «Прищепка» (2014), «Мостик» (2015), «Железный день» (2015), «Мимо белого холма» (2016), «Прощание Славянска» (2017), издаваемые Фондом Олега Чертова, можно купить ссылка
и можно читать новые публикации феноменальной поэтессы из амуских казаков на Facebook ссылка

Тёмное бархатное

2019-09-17 07:59:44

Что-то роднит её с Поэтом Хреновым.. Самобытность, простота, сермяжная правдивость что ли..

софора

2019-09-24 01:26:25

Бабка Лидка ·

СОВА

Почему от смерти светло?
Потому что она – светла.
А сейчас и сердце свело,
И душа сгорает дотла.

Чтобы в боли не горевать
И не выть уже на зарю,
Я, такая-сякая мать,
Всё о смерти вам говорю.

За собою вас не зову,
Ведь и жизнь порою светла,
Но во сне – гляжу на сову,
На два белых её крыла.

Щас на ресурсе: 29 (0 пользователей, 29 гостей) :
и другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.