В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

ТБ. Без обид - твой последний стих я отложил в никуда. Либо я тупой до края, либо мысль твоя слишком глубока. Но одно точно - не подошло к дате.

AbriCosinus
2021-04-13 12:57:26

VampiRUS, заливай канешна, посмотрим... тока хз кто читать будет...

Француский самагонщик
2021-03-26 10:16:44

Любопытный? >>




The Hand of Glory

2021-02-08 17:15:42

Автор: евгений борзенков
Рубрика: ЧТИВО (строчка)
Кем принято: Француский самагонщик
Просмотров: 133
Комментов: 12
Оценка Эксперта: 39°
Оценка читателей: 44°

Когда истекла последняя секунда 31 декабря 2020 года, на Петроградской набережной в Питере прогремел залп 6-дюймового орудия. Редких в этот час свидетелей чуда таковое ничуть не смутило, напротив, они сочли это вполне уместным для прошедшего года. Слишком много чудес, слишком густо на квадратный метр. Более того, все были внутренне солидарны, что этот год должен закончиться именно как-то так. Никто не знал и не думал о глупом поверье, да и знать не хотел.

Но секрет в том, что выстрел с «Авроры», утонувший в оглушительной канонаде салютов и всеобщей новогодней истерике – это была лишь верхушка айсберга.


Довольно утомительно разглядывать предметы, когда некуда деться, особенно когда они сливаются в общее месиво, тогда приходится наводить порядок, раздвигая горячий желеобразный воздух, чтобы понять где что, хотя все и так приелось до тошноты, - вот на рентгеновских снимках чашка, яблоко, микстуры, шприцы, - как смешны все эти дексаметазон, эритромицин, гентамицин, сукин цин, тьфу, во рту привкус хлорки и горьковатого пластилина, - когда третью неделю 39,5, все видится в ином ракурсе и книги на полках начинают перешептываться. Разные безделушки, сувениры, открытки, какая-то кисть руки на подставке, шкатулка со всяким хламом, блокнот с записями... да вот, кстати, рука, этот приз за поэтический конкурс, давнее дело, сам Кораблев вручал, говорил после на банкете, чуть поддав: «Вячеслав, это видимо дешевка, безделица, но – понизил голос , поблескивая очками – говорят, имеет отношение к одному из декабристов, ну, из тех троих, понимаете? Буквальное! Один коллекционер тронулся умом, спустил все по ветру направо и налево, а вот это занес к нам в клуб, мол, нате, старинная вещь, с меня хватит, а вам пригодится, ну мы и дали в качестве приза, а что?... Там еще слухи ходили разные. И смех да и только, но подумайте, Слава, по поверью она исполняет желания, что стоит проверить? Если пожать руку под новый год и загадать что-нибудь эдакое, то может быть... может быть... Поверь поверью, так скать». И снова эта улыбка не к месту, вроде пошутил. Да и плевать было, так и пылилась на полке годами, подумаешь – приз, практически мусор, говно на палке, но почему вдруг... да, ладно, а «что стоит проверить»? Как раз сейчас, когда уже одной ногой того... Что же загадать, если уже все, отражение в зеркале говорит что все сбылось и пахнет венками, когда 39,5, через пару часов стык десятилетий, на снимках легкие в труху и чувствуешь себя белым ходоком с синим взглядом. Ну ладно, пожалуй, иди-ка сюда; ещё тогда показалось, что-то с ней не так, слишком реалистично, слишком тепла на ощупь, прям 36,6, как надо бы мне, чтобы... и к чему эта дотошность в мелочах, все эти кутикулы, заусенцы, линии ладони, рисунок на пальцах, хоть снимай отпечатки, и выполнена так, что всегда хотелось засунуть ее за книги, подальше... так что же? Наверное, что-нибудь красивое, но глупое и бесполезное, как стихи, выстрел в пустоту, цветы. Какой-нибудь понтовый жест, ну типа, как рассыпают твой пепел над морем, романтика, прощальная песня «что тебе снится...», смех под подушкой, или символ победы над пиздецом, плевок ему в рыло.

Что-то такое... как средний палец в небо.

Пусть.



Дамы и господа! Представлял ли кто-либо из вас, как выглядит Земля со стороны? Ничего не напоминает, из детства? Новогоднее украшение, не так ли? Голубой Шарик, плотно, словно клубок ниток, увитый гирляндами огоньков. Мы, представьте, висим на невидимой елке, вечно вращаясь в пустоте. Огоньки непрерывно редеют, загораются новые. Мы с вами тоже были ими. Теперь мы другие. В разное время мы отдали Земле, что брали на время – свои тела. Наши больные, изношенные телеги, на которых добрались на этот берег. Ну как? Легко ли дышится? Брели сюда ненавидя, любя, колотясь от страха за свою шкуру, болея, предавая, унижаясь, ради ста косарей мы толпой были способны неуклюже плясать на маленьком выжженном пятачке, а злые собаки за это рвали нам глотки. Было? Всякое было. И осталось на том берегу, все пришли сюда налегке. Почему именно здесь, почему Питер? Потому что все начинается здесь, все начиналось и начнется снова, в свое время. Здесь исток. Сейчас уже не важно, что подняло нас, рука ли одного из господ декабристов или высших сил, - сегодня мы вместе. Когда-то Сенатская площадь, Смольный, Зимний Дворец, крейсер «Аврора» - все это вехи на пути, символы перемен. Живые и мертвые, мы вместе движемся к какому-то краю, в одной лодке, по реке бесконечности. Мы салютуем новому, что бы оно не принесло, встречаем с открытым забралом, ни страха, ни груза за спиной, ни сожалений. Сегодня имеем право. Жизнь как вода, никуда не уходит, только переходит в другие формы. Мы обрели иную форму и собрались чтобы проводить год, который стал последним для многих. Их выкосил невидимый ветер, так почему не встретить новый залпом в их честь? Это наша ночь. Нам отдали город до утра. Никто не хочет сладкого на десерт? Все ваше, берите и ешьте. Эту ночь будем среди живых, сквозь них, вместо них, будем пить их вино, их сок, целовать их женщин, забираться в их кожу, мозги, брать их тепло, отдавать свой холод, все что сможем дать, а они – получить. И остаться на ногах, если смогут. Так салютуем живым. За жизнь. За ветер, салютуем назло всем чертям и смертям. А сейчас время немного развлечься. Вы со мной?

Тогда приготовьтесь, остались секунды:

Три

Два

Один

АГОООООННЬЬЬ!!!!
страшно-то как

Тёмное бархатное

2021-02-08 18:43:39

Нет, не страшно.
Ещё залп!

Тёмное бархатное

2021-02-08 18:44:01

Ставлю оценку: 41

софора

2021-02-08 20:18:04

не зна, по кому чем...
вдоль Грибоеда аккурат в ночь на первое эти бомжатые жмурики вирусом шандарахнули

софора

2021-02-08 22:19:07

Ставлю оценку: 55

евгений борзенков

2021-02-09 20:59:54

спасибо

софора

2021-02-09 22:50:10

На самом деле - простите, скажу откровенно - это честь: иметь возможность читать Ваши тексты, предложенные лично Вами, и лично Вам иметь возможность говорить, что Вы большой талант и настоящий – настоящий Мастер.
Спасибо - прежде всего - Вам, Евгений.

евгений борзенков

2021-02-10 07:44:14

Майя...да я просто даже не знаю...
ну, теперь мне по-любому нельзя Вас подвести ))
буду стараться соответствовать, по мере сил)

AbriCosinus

2021-02-11 07:20:54

Ставлю оценку: 36

софора

2021-02-11 17:08:01

Довольно утомительно разглядывать предметы, когда некуда деться…

Выстрел Авроры – это ладно, это из разряда воспроизводимого общевоображаемого. Но есть в Питере ежедневно, а то и чаще, реально повторяющийся выстрел. Через неделю (18 февраля) будет уже 156 лет, как из орудия Нарышкина бастиона отмечаются переходы времени из дополудней в послеполудни. Такая обалденная полуторавековая петербургская традиция ежедневного выстрела – а иногда производятся и неурочные: например, почти как в данном тексте – выстрелом сразу из двух орудий в полночь Санкт-Петербург встретил особый Новый год: наступление XXI века и 3-го тысячелетия.

Петербуржцы любят свой полуденный выстрел, иррациональную точность воспроизведения этого бабах! – собирающего многоостровной город в точке общего сущего времени. Чудная традиция. И, ежедневно радуясь своему порядку, человеки не задумываются о том, что рядом – впритык к Нарышкину бастиону с того же 1865 (!) года живёт и ежедневно вздрагивает зоопарк. ЕЖЕДНЕВНО звери слушают рядом со своими клетками этот замечательный выстрел. Всю жизнь. В полдень. Кого-то рядом с ними УБИВАЮТ. Брр, на этот раз не меня… – думает гималайский мишка. И ждёт полудня завтрашнего дня. Наступающего с неотвратимостью капли на макушку узника, одной из 365 капель в году. Регулярных, без промахов.

Глубинный ужас зверя в клетке рядом со славным орудием, ритмично палящим по эволюционной памяти живого существа, непостижимым приёмом иррационального художества, посредством непредсказуемых ассоциаций – внезапно – сообщил мне, обитателю сегодняшнего цивильного ковидного Питера, этот текст от жителя варварски обстреливаемого Донецка. Поразительно современно мыслит и пишет Евгений. Феноменально общевоображаемо, но реалистично и современно. До кошмара.

oldboy

2021-02-11 23:26:03

Разница между литературным ужасом мишки и реальным ужасом жителя Донецка в том, что последний ЗНАЕТ, что это за бабах, а мишка - нет. Для мишки - это просто бабах - вроде как смотритель-кормчий ключи от клетки уронил. Или - как для собаки Павлова лампочка - бабах - значит скоро жориво принесут.

софора

2021-02-12 04:55:41

литературный мишка да, у неживых - сразу неживой
однако сладчайшая жуть быть уверенным в знании
о чьём-то незнании

Щас на ресурсе: 48 (0 пользователей, 48 гостей) :
и другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.