В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

По некотором размышлении решил слить нах вирши некоего анонимуса. Ибо нех.

Француский самагонщик
2024-07-06 15:13:14

Крик души под названием "Поэту" тоже слит - за отсутствием даже шмурдяковой ценности, хаотичным разбродом слов и слогов, не говоря уже о мыслях и прочих аллегоричностях.

Француский самагонщик
2024-06-24 10:30:26

Любопытный? >>




МАРЬГРАД, глава 3

2023-09-30 15:50:13

Автор: Француский самагонщик
Рубрика: Ю.Р.
Кем принято: Француский самагонщик
Просмотров: 772
Комментов: 1
Оценка Эксперта: N/A°
Оценка читателей: N/A°
Глава 1: ссылка
Глава 2: ссылка


ГЛАВА 3
Позывной: без позывного
22.05.49, суббота

Департамент 31
Отдел 31/3
22.05.49
Начало: 14:33 UTC+3
Беседовали: 1) начальник отдела 31/3 (позывной Коммодор); 2) задержанный (без позывного)


КОММОДОР. Присаживайтесь. Ваши документы, будьте любезны.
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Спасибо. Пожалуйста.
КОММОДОР. Наше собеседование записывается.
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Не возражаю.
КОММОДОР. А вашего согласия не требуется. Но уведомить вас я обязан.
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Окей.
КОММОДОР. Итак. Ваши фамилия, имя, отчество, год рождения, место рождения.
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Так у вас же мой паспорт. Там же все написано.
КОММОДОР. Ну, такая формальность. Хорошо. Не хотите — сам скажу. Значит, Лушников Игорь Юрьевич, девяносто девятого года рождения, город Москва. Правильно?
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Господи...
КОММОДОР. Стало быть, полтинник вам, Игорь Юрьевич. А смотритесь моложе.
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Нет еще полтинника, в августе будет. Вот и выгляжу на сорок девять.
КОММОДОР. Да нет, лет на сорок смотритесь. А что нет полтинника — мы тут на даты не глядим, по году считаем.
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Интересно. Это как отец мой... или дед... или прадед... что ж такое?
КОММОДОР. Что такое?
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Да путаю предков... зашор какой-то... Короче, предок мой был двадцать пятого года рождения, а призвали его в сорок третьем. Ему полных восемнадцати не было, но считали просто по году. Вот и вы тоже по году.
КОММОДОР. Угу. Интересно. А вы в самодеятельности участвуете?
(Пауза шесть секунд.)
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Участвую. (Далее шепотом.) Зачем я сказал, что участвую, я же не участвую.
КОММОДОР. Вижу-вижу, любите советскую киноклассику!
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Ценю. А что за бред про самодеятельность?
КОММОДОР. Да так, ассоциативно, по-ученому говоря. Спросить-то хотел другое: вас в школе за фамилию не дразнили? Лушкой не обзывали?
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Слушайте, в порядке любезности. Мне-то к вам как обращаться? Хотя бы по званию вы кто?
КОММОДОР. По званию я для вас Сергей Николаевич, вот и ладушки. Ну так?
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Про школу, что ли? Ну, бывало, пытались. Но я сначала объяснял, что фамилия моя идет от слова «лучник». То есть воин с луком и стрелами. А буква «ш» в ней — это чисто старомосковское. В Москве до сих пор некоторые говорят не «булочная», а «булошная». Не «прачечная», а «прачешная».
КОММОДОР. Фуячешная. Министерство культуры.
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Ага, вы тоже по советскому фольклору не промах.
КОММОДОР. Я много по чему не промах.
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Кстати, прачечная у вас тут есть? Мне бы вещички простирнуть, запылились, пропотели. Вы ж меня три недели мурыжили!
КОММОДОР. С постирушкой порешаем. И что, помогали ваши объяснения про фамилию?
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Кто с первого раза понимал, те отставали. Кто не понимал, те получали по башке. Иногда отвечали, но по итогу тоже отставали. Переходили на Луча, я соглашался. Да зачем вам это все?
КОММОДОР. Для общей картины. Ну так расскажите, Игорь Юрьевич, что ж вы прямо рветесь на объект? Что потеряли там?
(Пауза одиннадцать секунд.)
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Расскажу. Только сначала, Сергей Николаевич, поведали бы — кто вы есть, где я нахожусь и вообще?
КОММОДОР (со смешком). Да зачем вам это все?
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Ну... А вдруг вы не госструктура никакая, а ОПГ? Или гос, но какого-нибудь недружественного?
КОММОДОР. Фантазия у вас, однако.
ЗАДЕРЖАННЫЙ. И?
КОММОДОР. А вам не все равно? Вам же туда приспичило, на объект, зачем-то помощь нужна, так какая разница кто вам поможет?
(Пауза пять секунд.)
КОММОДОР. Добро. Гос мы структура, гос, не переживайте. Наша, не чужая. Подробности, может быть, после. Итак?
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Ну, поверю... Итак — в смысле что потерял? Я, Сергей Николаевич, вообще все потерял. Там, дома, далеко, ничто меня не держит. Здесь, на Заводе, возможно, есть женщина, которую потерял двадцать лет назад. Да и, не буду скрывать, тянет меня туда что-то такое... не умею назвать... но непреодолимое.
КОММОДОР. Не особо, но понятно. Последний к вам пока вопрос: помощь вам зачем? Вы ж квадрокоптеру нашему орали, мол, могу проникнуть! Сам, мол, проникну! Ишаком еще себя обозвали — кстати, довольно уместно, по вашему поведению судя. Так что вам от нас надо, проникатель?
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Тю. Тоже мне бином Ньютона. Информация нужна плюс МТС.
КОММОДОР. МТС?
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Материально-техническое снабжение. Миноискатель, прибор ночного видения, фонарь ручной, фонарь налобный, резачок вибро, оружие, может, какое-нибудь, аптечка... черт его знает. В принципе, у меня в блокноте списочек есть.
КОММОДОР. Видал.
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Даже так? Вот же вы...
КОММОДОР. Сволочи, да. Служба такая. И дело серьезное. Да вы же и подставлялись всю дорогу, аж три недели, что уж теперь на нас грешить. Кстати, стропорез у вас — супер. А в списочке вашем мачете недостает. Вдруг там джунгли какие выросли, поди знай. Шучу.
(Пауза семь секунд.)
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Я мог бы все, что нужно, на черном рынке найти.
КОММОДОР. Ай да вы!
ЗАДЕРЖАННЫЙ. Но в качестве не уверен. А главное — информация. Прежде всего — старые планы Завода, включая поэтажные, все до единого. Что в интернетах нарыл, тому не знаю, доверять ли.
КОММОДОР. Тоже порешаем. Ну, в основном ясненько с вами, а теперь черед ваших вопросов. Наверняка ведь накопилось (смешок). Только прежде — обед, это святое.
(Пауза четыре секунды.)
КОММОДОР. Конец записи.

Конец записи. Расшифровал(а): оператор (позывной Клещик)

***
Хозяин кабинета взял со стола пультик, ткнул в него толстым пальцем раз, другой. Верхний свет погас, на мгновение стало совсем темно, но тут же, с болезненным жужжанием, поползла вверх непроницаемо-серая штора. Сразу стало душновато. Сергей Николаевич недовольно посмотрел на пультик, вполголоса матюкнулся, пробормотал: «Сызнова кнопку кондея зацепил, шо ж такое», ткнул третий раз — духота рассеялась.
Игорь глянул в зарешеченное окно. За яркой, празднично освещенной солнцем зеленью виднелась лазурная полоска воды.
С.Н. поднес тот же пультик к губам, сипло позвал:
— Соня! Соня, ты где есть? Снова кемаришь, вот я тебя!
Из пультика неразборчиво вякнуло.
— Соня, слушай сюда, — продолжил С.Н. — На камбуз вешай табличку «Технический перерыв». Ежели там есть кто — гони взашей. Скажи — я приказал. И через пять минут чтоб были готовы два обеда.
Из пультика опять прохрипело.
— Добро, через шесть. Не торгуйся! Выполняй!
Он встал, вышел из-за стола. Игорь тоже поднялся. Уставились друг на друга.
Довольно-таки рабоче-крестьянского вида персонаж, оценил Игорь. Чуть пониже меня... сто восемьдесят, наверное, плюс-минус сантиметр... но, что называется, кряжистый. Полный центнер, а то и все сто десять. Излишки веса имеются, не без того. Короткий седой ежик, мощные залысины, лицо красноватое, шелушащееся, бровей почти не видно, глазки маленькие, как бы сонные... но это, ясное дело, видимость. Одет-обут странно, совсем не по погоде: штиблеты — в прошлом, похоже, лаковые, — мешковатые коричневые брюки на подтяжках, белая рубаха с закатанными рукавами, ворот расстегнут, зеленый в желтую полоску галстук с ослабленным узлом. В подмышках пятна пота. Ручищи под стать лицу — красные, безволосые, шелушащиеся. Колхозный счетовод, подумал Игорь. Лет шестидесяти... хотя в наше время поди пойми — может, и все семьдесят есть.
Мимолетно удивился: откуда это в башке такие анахронизмы — колхозный счетовод... Собеседника же оценил: косит под простоватого, а сам вовсе не прост, наверняка. Удобная маска.
— А поворотись-ка, сынку, — продекламировал вдруг С.Н.
Игорь слегка опешил, а С.Н. пояснил, уже обычным тоном:
— Фигуру вашу хочу рассмотреть. Лицо рассмотрел, на артиста вы стародавнего смахиваете. На Олега, только не пойму на какого. Вы, может, знаете таких артистов, коли «Бриллиантовую руку», и ту помните?
— Янковский? — растерянно предположил Игорь, которому никто никогда не говорил о схожести со звездами экрана.
– Та нi, – почему-то на суржике возразил С.Н. — Який Янкiвский... — И перешел на русский: — То ли Даль, то ли Борисов, а то ли серединка промеж ими... Но не суть. Трэба форму вашу физическую заценить первично. Дела для. Ну-ка, шаг назад. Еще шаг назад. Так. Теперь вполоборота повернитесь, в какую хотите сторону. Теперь задом ко мне... не колбасьтесь, спиной, спиной! Не засажу я вам... чего вы дергаетесь, из ствола промеж лопаток не засажу, оно мне надо? Так, все. В целом неплохо, каждый день по тридцать килóметров пересеченной местности шарашить — дает себя знать. Но есть что и скинуть.
На себя посмотри, подумал Игорь, но С.Н. будто услышал:
— А мне такой формы и нэ трэба. Скинуть зачутка — оно не помешало бы, да время где взять... Все, двинули харчеваться.
«Камбуз» оказался отдельным домиком на территории. На двери, действительно, висела, несколько вкривь, табличка: «Технический перерыв». Внутри — четыре дешевых пластмассовых столика с такими же стульями. На одном из столиков — два обеда, стандартнее не придумаешь: салат из огурцов и помидоров, бульон в чашке, котлета с макаронами, компот из сухофруктов, хлеб.
— Соня! — гаркнул С.Н. — Эт-то что такое?! Ну-ка живенько, второе подогреть!
Из неприметной задней двери явилось нечто двухметровое, узкое, усатое. Ловко сгребло тарелки, унесло разогревать.
— Это Соня, — пояснил С.Н. — Позывной такой. Потому что, сука, как ни минута — заснуть норовит. А так-то годный хлопчик, ежели с ним по строгости. Ну, кушайте, кушайте.
Обедали молча. Приступив к компоту, С.Н. крикнул:
— Соня! Подь сюды! Значит, так: сопровóдишь товарища, комнату ему откроешь в главном здании... седьмую на первом этаже, понял? Вещички у него примешь — простирнуть-погладить-почистить. А вас, товарищ, — он повернулся к Игорю, — попрошу ко мне в кабинет в восемнадцать нуль-нуль, продолжим беседу. До того отдыхайте в комнате, а мне дела кое-какие уладить трэба. Если что, курить в комнате разрешено. Вижу, маетесь без дыма. Соня, пепелкой товарища обеспечь! И гляди мне!
Оставшись один в седьмой комнате на первом этаже главного здания — вполне приличный гостиничный номер, подивился Игорь, с титанической кроватью, невнятным натюрмортом над ней, парой кожаных кресел, журнальным столиком, кондиционером, санузлом, душем, холодильником — правда, пустым, — даже телепанелью — правда, отказавшейся включаться, но не больно-то и хотелось, — он вдруг почувствовал, что вот-вот заснет. Даже курить не хочется, хотя пепельница — вот она; нет, только спать... А ведь всегда в это время бодро пер по периметру Завода... Заставил себя поставить в телефоне побудку на половину шестого — будет время освежиться под душем; успел предположить, что заразился сонливостью от Сони, либо подмешали ему в пищу какого-нибудь брома; мельком вспомнил о бритве Оккама и, почему-то, об окнах Овертона; задремал.

AbriCosinus

2023-10-11 17:14:11

далее

Щас на ресурсе: 104 (0 пользователей, 104 гостей) :
и другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.