В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

MneMorizz, про Мордор в такой интерпретации тоже не хаваем.

Француский самагонщик
2019-09-22 22:21:42

MneMorizz, в таком ракурсе политику не хаваем.

Француский самагонщик
2019-08-20 15:45:59

Любопытный? >>




Снежный барс

2010-05-27 13:31:34

Автор: Редин
Рубрика: ЧТИВО (строчка)
Кем принято: Редин
Просмотров: 654
Комментов: 36
Оценка Эксперта: N/A°
Оценка читателей: 39°
В этой лавке можно купить всё. От блестящих игрушечных презервативов до заскорузлой ревности. В ней даже шьют молодое терпкое вино на дорогой подкладке. С ветром вместо этикетки. На заказ. Были бы деньги. Там есть всё. Кроме первого февральского снега.
- Не сезон, - сказал мне одноглазый продавец без видимых признаков восторга.
Признаков возраста на нём не наблюдалось также.
- А сигареты есть? - поинтересовался я.
- Какие угодно, - то ли спросил, то ли возгордился тот.
Уходить из лавки не хотелось. Я купил пачку облегчённого Житана, вышел под солнце, примостил свой сухощавый зад на горячий парапет, закурил, посмотрел на море и забыл к нему дорогу.
В километре от берега блики солнца особенно ярки, и нет дерьма. Почти. И людей тоже почти нет. По крайней мере, на поверхности. Это хорошо.
Я плыл на чемодане, а на мне – Длинный. Длинный был тяжёлым, как тонна, и я вместе с чемоданом периодически погружался под воду. В плетёной плотности воды плавали забавные морские огурцы и торсы загорелых мужчин в плавках. Один из торсов обладал неимоверно огромными яйцами. На это дело не без заинтересованности взирали из-за занавесок своих окон любопытные, обутые в валенки прохожие. Подошёл Денис и со всего своего юношеского максимализма зарядил торсу по яйцам. Яйца скорчили обиженную добродетель и взвыли белугой. Печальную песню белуги мне слышать не довелось. Торс не шелохнулся, но, кроме загара, обрёл ещё и голову. Голова была бритой до самого мозга, и я с некоторой анатомической опаской дал ей подзатыльника.
Тут необходимо лирическое отступление:
- Ты чего рожи корчишь? - спросила меня голова.
- Кто? Я? - я заглянул в зеркальце, по случаю спижженое у леди Ди.
А ведь действительно. Корчу. Если не рожи, то всепрощение – точно. Иисус итиомать.
- Чем это пахнет? - поинтересовался торс с яйцами.
- Временем. Тут нестерпимо смердит временем.
- А как тебе моя новая песня?
- Никак.
- Гавном пробьём себе дорогу в андеграунд, - утешил он себя.
- Чего её пробивать-то, когда мы и так там, как в заднице. Бляди! Разобрали все любимые песни на цитаты. Что открыть ни попытаюсь, болт с шурупом-саморезом тебе, золотая рыбка, а не песенку.
- Может, это оттого, что сегодня пятница 13?
- А мне пох. Я не всуеверный.
- Я тоже, но Джейсоны все-таки есть!
- Есть-то они есть, но не про мою честь. Пойду съем кого-нибудь.
- Давай.
- И что, тебя совсем не интересует, кого именно я буду кушать?
- Видишь ли, всё дело в том, что я либерал-демократ проповедующий буддизм.
- А если тебя?
- Тогда мои политические убеждения неизбежно изменятся в сторону вялотекущего национал-большевизма. Мы мирные люди, но без пива не дадимся.
Лето 1917 года. Через несколько месяцев Питер станет колыбелью революции. Приплюснутая коксом матросня хором поёт горького ангела из зоопарка Майка. Молодые ветреные кокетки мечтают стать кокотками. Но на всех не хватает.
По тротуару вдоль вереницы пыльных домов идёт Графиня. Под ажурным белым зонтиком. От жары не спасает, но вселяет некоторую уверенность. Она одна знает о несовершенстве пирамиды Хеопса, потому что форма той испорчена отсутствием содержания. Вернее, лишь частичным присутствием такового. Пирамида заполнена только на две трети. Куда подевалась ещё одна треть, не знает никто.
…кроме жемчуга. Он собран на коралловых коранах Карибского моря и подарен Графине тайным поклонником. Как она не силилась, вспомнить его лица не могла. ...вот, кстати, одна из метод найти себя (хотя, на самом деле, наоборот) – выковыривать из памяти чудесные стальные вещицы и смотреть на солнечные блики отражаемые ими. Извини, но не об этом ли свидетельствует твоя забывчивость?
Помимо нитки жемчуга на шее Графини болталась старая, но исправно работающая "Лейка".
- Привет, - разбудила она меня.
- Привет.
- Ты что!? На самом солнцепёке.
- Сморило. А ты?
- Вышла на охоту за пеклом.
Я не стал спрашивать, каким образом можно охотится за пеклом. Всё равно эти папарацци не от мира сего. Вместо этого прозвучал более практичный вопрос:
- Сигарету хочешь?
- Курить не курю, а вот рюмашку хряпну.
- Это в такую жару-то? - я достал из заднего кармана плоскую фляжку с коньяком и протянул ей.
- Жара – не мороз, - возразила Графиня, принимая ёмкость, - напейся хоть в усмерть, всё равно не замёрзнешь.
- А это что за раритет?
- Дурак. Это Лейка.
- А как же Кодак, Никон, Минолты там всякие?
- Это для лохов продвинутых, - дама вытянула из-под зонта руку, проверила на ощупь отсутствие дождя, поморщилась и продолжила: - я снимаю только Лейкой.
- Сними меня.
- Как?
- Как-как. Раком.
- Становись.
- Ты это серьёзно?
Я огляделся. Никого. Даже окна не смотрят. Жара. Снял штаны и нагнулся. Щёлк. Кадр века готов. Осталось проявить, напечатать, отсканировать и повесить на каком-нибудь гламурном сайте.
- А ты чего сидишь тут, неприкаянный? - без участи спросила Графиня.
- Жду, когда снег пойдёт, - ответил я: - первый. Февральский.
- Пойдём, - оживилась она.
- Куда?
- Пойдём-пойдём.
Лень. Но почему-то так и не научился отказывать дамам. Тем более, красивым. Я встал с охлаждённого своим телом парапета и последовал за ней.
Снега в старом колодце домов, конечно, не было. В нём вообще не было ничего. Кроме стен. Над одной из них измывалось солнце.
- Смотри, - Графиня кивком головы указала куда-то на север.
Там одна из многочисленных кирпичных преград между жизнью и свободой. На стене синей, как снег, краской красовалось:

Сначала Снежана снежинки в путь снарядила.
Снежок слепила. Слепила луна.
Она отошла от окна.
Над белым февралём пролетел барс снежный с нежным когтем и уснул.
На стене улеглась его тень. Упруго.
"одноглазый продавец без видимых признаков восторга" - Игорь, двусмысленность тут намеренная?
"Длинный был тяжёлым, как тонна" - точнее не скажешь.
"Гавном пробьём себе дорогу в андеграунд" - в царство свободы дорогу грудью проложим себе, гыгы
---------------------------
это уже не джаз и тем более не блюз. это наверное хевиметалл.

Шева

2010-05-27 16:52:34

Не знаю. Мне - нет. Форма победила содержание.Невзирая на фризы.

Редин

2010-05-27 17:06:26

Юра, да какая уж тут двусмысленность? моновзгляд на жизнь - поди, не до веселья.
говоришь хеви? хз. послушай того же Колтрейна или Скофилда.

Yura Libertonsky

2010-05-27 17:42:21

Кадр века на гламурном сайте готов!
РАК : Хорошее название для фотоаппарата.

поморщилась и продолжила: - я снимаю только Раком.

Yura Libertonsky

2010-05-27 17:50:16

Оценка экс пата экс перту: вкусно.
Игорь, я обрезал цитату: "сказал мне одноглазый продавец без видимых признаков восторга". то ли сказал без признаков, то ли продавец без признаков.

sonne

2010-05-27 18:43:13

ах мамия ах лейка. сегодня видела москву-2 в идеальном состоянии.гармошковый квадрат. текст не меньшее удовольствие. Чистый,не разбавленный Редин и без закуси.Взбудоражил и закосела моментом
графиня всмысле фото_?

Дед Фекалы4

2010-05-27 19:44:32

Впечатлился, надо сказать. Странная ассоциативная цепочка: обдолбанная матросня, днюха Питера, графиня (А.Ф Колонтай?)и её поклонники , до кучи лавка древностей (лейка) и пр. Вспомнился внезапно гороскопный сборник стихов Бальминой "Стань Раком"

sonne

2010-05-27 19:56:33

Ставлю оценку: 45

Редин

2010-05-27 19:58:22

Юра, ну в данной-то ситуации (2010-05-27 19:30:16), что в лоб, что по лбу. имхо.
Дiду, Колонтай - чозахуй? гы.
Ииигорь! Колонтай - Посол Советского Союза! В молодости жена командарма Дыбенко, потом идеологиня свободной пролетарской любви, потом посол...

Дед Фекалы4

2010-05-27 20:06:41

Стыдно, Редин. Там где обдолбанная матросня, там и Колонтай при них, с её вкладом в мировой революцьонный процесс. А может это напиздели про неё троцкисты?хз

Редин

2010-05-27 20:25:28

мужики, ну вот в какое положение вы меня поставили? блять и теперь ведь не скажешь, что попытка пошутить у меня накрылась медным тазом.
хотя о Дыбенко и об идеологии пролетарской ебли не знал. каюсь.

Дед Фекалы4

2010-05-27 20:35:36

Редин, ты непроизвольно выстроил ассоциативный ряд ИМХО. Питер, колыбель революции,матросня,Графиня. А её так и называли красной графиней. Но это, повторюсь, моё личное восприятие

Редин

2010-05-27 21:30:24

Деда, да я не о крео, а об этом:
Француский самагонщик
2010-05-27 21:01:28
Дед Фекалы4
2010-05-27 21:06:41
гы.

ВИКТОР МЕЛЬНИКОВ

2010-05-27 22:30:09

всё равно заебись

ВИКТОР МЕЛЬНИКОВ

2010-05-27 22:30:21

Ставлю оценку: 39

alekc

2010-05-28 05:25:58

Да, раньше на стенах висели ружья.КК развесила на стенах жопы.
Когда вдруг обрисовался "сухощавый зад " я понял, что должен быть и контр-выстрел.И он таки сухо щелкнул.
"Автор обосрался",-констатировал бы гневный читатель.У меня нет сил гневаться.Пять часов утра.Я могу только спокойно сказать, что это плохо.Задумка хороша.Но языковый стиль воплощения?!Это даже не грубо и необътесано.И это не сознательная стилизация под Эллочку. Просто в расстройстве я. Особенно, когда пишут в предложении фразу:"потому что". "...Она одна знает о несовершенстве пирамиды Хеопса, потому что форма той испорчена отсутствием содержания".Я не писатель и не знаю почему это плохо.Мозг переключается на учебник физики или математики.Хотя вот что-то происходит.Теплый наплыв снизу.Дышится глубже и чаще.У стены встала тень.Мощно.Упруго.

Санитар Федя

2010-05-28 08:27:03

*Я купил пачку облегчённого Житана, вышел под солнце, примостил свой сухощавый зад на горячий...*

што за жытан не фкурсе. далее прихуел от желания автора примощать свой зат на нечто горячее, но, к щястьйу выяснелось что нечто не хуй, а парапет. Читаемс дальше...

Санитар Федя

2010-05-28 08:30:14

*Я плыл на чемодане, а на мне – Длинный.... В плетёной плотности воды плавали забавные морские огурцы и торсы загорелых мужчин в плавках. Один из торсов обладал неимоверно огромными яйцами. *

лутшэп автор на бапские сиське заглядывался. нахуйа агромные яйтса ему пока не понятно

Санитар Федя

2010-05-28 08:34:51

*Подошёл Денис и со всего своего юношеского максимализма зарядил торсу по яйцам. *

это дело.

Санитар Федя

2010-05-28 08:37:15

*Помимо нитки жемчуга на шее Графини болталась старая, но исправно работающая "Лейка". *

агарот поливать графиня шла?

Санитар Федя

2010-05-28 08:38:46

*- Курить не курю, а вот рюмашку хряпну. *

харошо хоть не висюльку Графиня собралась хряпать

Санитар Федя

2010-05-28 08:41:03

*- Жду, когда снег пойдёт, - ответил я: - первый. Февральский. *

какой нахуй первый? ффевроле сугробы па пояс в нашых местах

Санитар Федя

2010-05-28 08:43:59

новсеравночитабельно

Санитар Федя

2010-05-28 08:44:14

Ставлю оценку: 40

Параной Вильгельм

2010-05-28 09:06:25

В этой лавке можно купить всё. От блестящих игрушечных презервативов до заскорузлой ревности.

Старые, использованые шаги (имею ввиду переоборот с чувством) мнемо-ритеров-школяров.

В ней даже шьют молодое терпкое вино на дорогой подкладке. С ветром вместо этикетки. На заказ. Были бы деньги. Там есть всё. Кроме первого февральского снега.

Какие божественные ноты, указательным пальцем водит автор в твоих мозгах. Далеко не ново, под названием журнальная проза. Вплоть и в по лба по всем старо-нонешним журналам и оберткам проёрзано.

- Не сезон, - сказал мне одноглазый продавец без видимых признаков восторга.
Признаков возраста на нём не наблюдалось также.

Здесь засаженная в мысль недоразвитость рассуждений автора, а именно об обмане долбоёба-читателя - одноглазый и без признаков восторга, что само по себе туфта маслянная. Одноглазые всегда не по возрасту из-за отвлечения...

- А сигареты есть? - поинтересовался я.
- Какие угодно, - то ли спросил, то ли возгордился тот.

Опять, журнальная выстирка, и дело не в формации предложенного диалога, а просто конечные фразы с выполненной амплитудэ.

Уходить из лавки не хотелось. Я купил пачку облегчённого Житана, вышел под солнце, примостил свой сухощавый зад на горячий парапет, закурил, посмотрел на море и забыл к нему дорогу.

Долго, много, и упорно скучно тянуться за повестом.

В километре от берега блики солнца особенно ярки, и нет дерьма. Почти. И людей тоже почти нет. По крайней мере, на поверхности. Это хорошо.

Это напоминает, маленького вначале, хорошего котенка, который вылазиет в твой читабельный мозг, колким злобным обречёнком.

Я плыл на чемодане, а на мне – Длинный. Длинный был тяжёлым, как тонна, и я вместе с чемоданом периодически погружался под воду.

Напоминает отрывок из рассказа А.Семенова о жизни на Таймыре.

В плетёной плотности воды плавали забавные морские огурцы и торсы загорелых мужчин в плавках.

Опять журнальник и склозлое упорное давление на состоятельность и компетенцию в словостроении. Не зачот.

Один из торсов обладал неимоверно огромными яйцами. На это дело не без заинтересованности взирали из-за занавесок своих окон любопытные, обутые в валенки прохожие.

Полновесно удосуживаясь разделять юмор и скользкую жопный сыр для ачмалы, попросту замечаю, автор красавчег.

Подошёл Денис и со всего своего юношеского максимализма зарядил торсу по яйцам. Яйца скорчили обиженную добродетель и взвыли белугой. Печальную песню белуги мне слышать не довелось. Торс не шелохнулся, но, кроме загара, обрёл ещё и голову.

Похоже на инцест автора со зрителем, в виде отцовского плеча, в данном котрмоменте сюжетиЩа выступает читатель.

Голова была бритой до самого мозга, и я с некоторой анатомической опаской дал ей подзатыльника.

Глухая наивность в размышлениях об "выбрит под мясо" "бритой до мозга" - старо, как вокзал Шляпникова в Эрозьево.

Тут необходимо лирическое отступление:

Ну, что за поступь барин? Писатель должен не отклоняться на классические образа, а сам думать как быть.

- Ты чего рожи корчишь? - спросила меня голова.

Опять режимный ход, застиранный. Использование пандонистого праста в отличии "голова" - есть дество в мире литзла.

- Кто? Я? - я заглянул в зеркальце, по случаю спижженое у леди Ди.
А ведь действительно. Корчу. Если не рожи, то всепрощение – точно. Иисус итиомать.

Грустно и тяжело слеплено. Будто, для читателя остановку предложили. Автор устал писать.

- Чем это пахнет? - поинтересовался торс с яйцами.
- Временем. Тут нестерпимо смердит временем.
- А как тебе моя новая песня?
- Никак.
- Гавном пробьём себе дорогу в андеграунд, - утешил он себя.

Ресепшнс в стиле Градусс.

- Чего её пробивать-то, когда мы и так там, как в заднице. Бляди! Разобрали все любимые песни на цитаты. Что открыть ни попытаюсь, болт с шурупом-саморезом тебе, золотая рыбка, а не песенку.

"болт с шурупом-саморезом" разит непроффом. ибо лаконичность в якобы уточнении, звучит, как далекость автора от объекта.

- Может, это оттого, что сегодня пятница 13?
- А мне пох. Я не всуеверный.
- Я тоже, но Джейсоны все-таки есть!
- Есть-то они есть, но не про мою честь. Пойду съем кого-нибудь.
- Давай.
- И что, тебя совсем не интересует, кого именно я буду кушать?
- Видишь ли, всё дело в том, что я либерал-демократ проповедующий буддизм.
- А если тебя?
- Тогда мои политические убеждения неизбежно изменятся в сторону вялотекущего национал-большевизма. Мы мирные люди, но без пива не дадимся.

Интересно развил. Пять баллов!

Лето 1917 года. Через несколько месяцев Питер станет колыбелью революции. Приплюснутая коксом матросня хором поёт горького ангела из зоопарка Майка. Молодые ветреные кокетки мечтают стать кокотками. Но на всех не хватает.
По тротуару вдоль вереницы пыльных домов идёт Графиня. Под ажурным белым зонтиком. От жары не спасает, но вселяет некоторую уверенность. Она одна знает о несовершенстве пирамиды Хеопса, потому что форма той испорчена отсутствием содержания.

Прикольно, но заёбно и немного поэтично вжопорыльно, что само по себе градусс. Расчитался, да? После собранного барахла неимоверно зримых, западных шкуро-имен, есть повод пососать палец и поржать. За что аффтору приз.

Вернее, лишь частичным присутствием такового. Пирамида заполнена только на две трети. Куда подевалась ещё одна треть, не знает никто.

напряг, братец, ну к чему громоздить причастными шкварками...

…кроме жемчуга. Он собран на коралловых коранах Карибского моря и подарен Графине тайным поклонником. Как она не силилась, вспомнить его лица не могла.

Ноктюрн поэта Соколовских, упорно слитый мне на грудь,
сковчал от радости окурка, твой уносимый шлейф из рук.

...вот, кстати, одна из метод найти себя (хотя, на самом деле, наоборот) – выковыривать из памяти чудесные стальные вещицы и смотреть на солнечные блики отражаемые ими.

Чудно, маэстро, ты не против философии выдернутой из той части, в которой не осталось выдернутого?

Извини, но не об этом ли свидетельствует твоя забывчивость?
Помимо нитки жемчуга на шее Графини болталась старая, но исправно работающая "Лейка".

Стоим на месте.


- Привет, - разбудила она меня.
- Привет.
- Ты что!? На самом солнцепёке.
- Сморило. А ты?
- Вышла на охоту за пеклом.

Дикие дикие образы двух лун в постоянном сочетании с природой кислости и попытки откашлять этих червей.

Я не стал спрашивать, каким образом можно охотится за пеклом. Всё равно эти папарацци не от мира сего. Вместо этого прозвучал более практичный вопрос:
- Сигарету хочешь?
- Курить не курю, а вот рюмашку хряпну.
- Это в такую жару-то? - я достал из заднего кармана плоскую фляжку с коньяком и протянул ей.
- Жара – не мороз, - возразила Графиня, принимая ёмкость, - напейся хоть в усмерть, всё равно не замёрзнешь.
- А это что за раритет?
- Дурак. Это Лейка.
- А как же Кодак, Никон, Минолты там всякие?
- Это для лохов продвинутых, - дама вытянула из-под зонта руку, проверила на ощупь отсутствие дождя, поморщилась и продолжила: - я снимаю только Лейкой.
- Сними меня.
- Как?
- Как-как. Раком.
- Становись.
- Ты это серьёзно?

Хорошо Редин. Даже честно хоррошо.

Я огляделся. Никого. Даже окна не смотрят. Жара. Снял штаны и нагнулся. Щёлк. Кадр века готов. Осталось проявить, напечатать, отсканировать и повесить на каком-нибудь гламурном сайте.

Да, это находка словывброса в представлении жопы героя, как нечтого супермазильного, мол фотолаксой или лейкой, как ты портишь название, можно запечатить даже гавно на тарелке, и будет шедевр.

- А ты чего сидишь тут, неприкаянный? - без участи спросила Графиня.
- Жду, когда снег пойдёт, - ответил я: - первый. Февральский.
- Пойдём, - оживилась она.
- Куда?
- Пойдём-пойдём.

Грустно и неимоверно цикличные диалоги. Типа мы закидываемся с такими бамандами, шо ваша каша только для прытиков и недоделков. Плохая тут аурита. даже...

Лень. Но почему-то так и не научился отказывать дамам. Тем более, красивым. Я встал с охлаждённого своим телом парапета и последовал за ней.

Парапетня напоминанием,.. Редин? К чему досылы?

Снега в старом колодце домов, конечно, не было. В нём вообще не было ничего. Кроме стен. Над одной из них измывалось солнце.

О! Отличный присест. ИЗМЫВАЛОСЬ СОЛНЦЕ - понравилось. Молтца...

- Смотри, - Графиня кивком головы указала куда-то на север.
Там одна из многочисленных кирпичных преград между жизнью и свободой. На стене синей, как снег, краской красовалось:

Сначала Снежана снежинки в путь снарядила.
Снежок слепила. Слепила луна.
Она отошла от окна.
Над белым февралём пролетел барс снежный с нежным когтем и уснул.
На стене улеглась его тень. Упруго.

Ну, да-да, можно сказать я тоже жевал после прочтения Пелевина книги и пытался соорудить из них кладбище для космолетов, но это не так. Каждый предыдущий шаг, Редин, есть мой взгляд на твой следующий попадос.

Отличная шняга! Получи заслуженную оценку.

Параной Вильгельм

2010-05-28 09:06:42

Ставлю оценку: 25

sonne

2010-05-28 10:03:29

Комиссар Концертный, ты бы кавычки ставил, а то нехорошо как то. Дотошный ты и уылый.
у каждого тут свои ассоциации. "критика" на мыло вместе с шилом

Параной Вильгельм

2010-05-28 10:09:49

sonne
Вали в тубус жрать суши, без тя разбирутьси чё и куда совать.

sonne

2010-05-28 10:34:27

Комиссар Концертный
ну что сказать, ты на столько самодостаточен и изощрен в разговорах понятных только тебе, что странно видеть тебя тут регулярно. неужели сам себе наскучил?

Параной Вильгельм

2010-05-28 10:36:32

sonne
несколько ошарашен репликой

trablin

2010-05-28 10:37:55

не проканало. жалко что я не катался на воротах зимнего в 17м, может чо бы и понял. А так...хуй знает. не мое. ПО мне так автор пытался срать бабочками, но не получилось, а жаль. ИМХО.

korova007

2010-05-28 10:47:02

"А мне всегда чего-то не хватает -
Зимою лета, осенью - весны"
Хоть стилистически многое напоминает, испытал щемящую соледарность.
Комесар болен.

korova007

2010-05-28 10:47:12

Ставлю оценку: 45

korova007

2010-05-28 11:00:19

Ичота С.Кирсанов (у Тухманова) фгалаве заиграл

"У меня в волшебной комнате,
По соседству, за стеной,
Есть колпак, звезда на конусе,
Есть халат, обшит луной.

Есть набор волшебных палочек,
Банка духов и чертей,
И пол дюжины, из прачечной,
Самобранок - скатертей..."

Щас на ресурсе: 31 (0 пользователей, 31 гостей) :
и другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.