В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

По некотором размышлении решил слить нах вирши некоего анонимуса. Ибо нех.

Француский самагонщик
2024-07-06 15:13:14

Крик души под названием "Поэту" тоже слит - за отсутствием даже шмурдяковой ценности, хаотичным разбродом слов и слогов, не говоря уже о мыслях и прочих аллегоричностях.

Француский самагонщик
2024-06-24 10:30:26

Любопытный? >>




Хромой черт

2010-10-07 16:31:20

Автор: Француский самагонщик
Рубрика: ЧТИВО (строчка)
Кем принято: Француский самагонщик
Просмотров: 1133
Комментов: 60
Оценка Эксперта: N/A°
Оценка читателей: 33°
«Дорогой, любимый и много уважаемый товарищ Леонид Ильич Брежнев!
Разрешите доложить что творится много безобразий. Особенно на железных дорогах которую я как коммунист 40 лет партстажа курирую Казанское направление от Казанского вокзала до станции Голутвин и Черусти. Хотя Голутвин станция по Рязанскому направлению а дорога то одна. А в пригородных электропоездах курят в тамбурах и плюют на таблички что курить строго воспрещается и харкают на пол и нецензурно ругаются на справедливое партийное замечание чтобы не курили и не харкали. А в вагонах играют в карты как будто это игорный дом на колесах а не изба-читальня на колесах потому что партия учит коммунистическому воспитанию трудящихся и тоже ругаются на критику. Как член партии 40 лет стажа предлагаю запретить карты в нашем великом Советском Союзе как пережиток капитализма и для воспитания. Ведь в пригородных поездах едут и курят и шлепают в карты рабочие на смену и студенты на учебу а также дети и женщины.
Разрешите также доложить что мои неоднократные донесения в райком партии и в обком а также в Центральный Комитет и в Комитет Партийного Контроля и в Ревизионную Комиссию остались можно сказать без ответа а одни отписки с благодарностью. А я ветеран партии и Великой отечественной войны и мне отписок с благодарностями не надо потому что я курирую по долгу партийного сердца.
Разрешите пожелать вам дорогой товарищ Леонид Ильич успехов в борьбе за мир во всем мире.
Член КПСС с 19.. года партбилет номер ……………………»

Александр Иванович разборчиво расписался, проставил дату (подпись без даты недействительна!), аккуратно вложил исписанный листок в конверт, вывел адрес – Москва, Кремль, Генеральному Секретарю ЦК КПСС тов.Л.И.Брежневу, – добавил и свой адрес, обратный, проверил марку, заклеил конверт, спрятал во внутренний карман пиджака, с партбилетом рядом.
Светало. Пора было поторапливаться. Скоро голутвинская пойдет, а не удастся влезть, так через восемь минут с 47-го км, там посвободнее.
Он допил чай, надел пальто, шапку-пирожок, взял палку и двинулся на работу.
Да, в который уже раз сказал себе Александр Иванович, это работа! Трудная работа, не то, что в Совете ветеранов штаны протирать! Нет, там, конечно, тоже нужно, но: каждый на своем месте и каждый – все что может! Без остатка!
Неровным своим шагом он дошел до станции. Опустил письмо Генеральному в почтовый ящик, прочитал надпись на ящике – все правильно, ближайшая выемка в восемь, значит, уйдет еще до обеда. Потом проверил, не забыл ли удостоверения: платить-то за билет на электричку – это ж никакой пенсии не хватит. Нет, пенсия хорошая, девяносто рублей, да ведь на похороны откладывать от нее надо? Надо. Супруги давно нет, детей не нажили, из родни один племянник, да и тот неизвестно, жив ли. А то и, глядишь, в местах лишения свободы, потому что, помнится, выпивать не брезговал и сознательностью никакой не отличался. Совет ветеранов, конечно, похоронит, да только тут уж лучше ни на кого не надеяться, смерть дело такое.
Пенсионное оказалось на месте, удостоверение участника войны тоже, пусть-ка потребует кто-нибудь, чтобы он заплатил за проезд, он свое давно заплатил, а сейчас на работе, все равно как на боевом посту!
С трудом – покалеченная нога еще не разошлась – преодолел пешеходный мост, спустился на платформу. Было людно. В основном, порадовался Александр Иванович, рабочий класс собрался. Потом сообразил: зря радуется, не тот рабочий класс, что прежде, не тот! Вон, донеслось: «Снова хромого черта принесло…»
Каждый раз так, ругнул себя он: сперва радуешься, после глянешь на них – и отпадает всякая охота радоваться. Стоят, курят, выражаются. Плохо стало, а делается еще хуже. Эх, нету Батьки! Нету Батьки, и нету порядка. Дисциплины нету. А без дисциплины-то, без нее что построишь? Ничего не построишь, одно моральное разложение будет, а особенно бытовое.
Его вдруг передернуло от ненависти: гад лысый, жирный, предатель недорезанный! Это про Хрущева вспомнил… Тут же окоротил себя: Леонид-то Ильич правильный. Ошибки исправляет, Батьку снова в кино показывать стали и в газетах пропечатывать. С контрреволюцией в Чехословакии разделались, сионизму отпор даем…
Подошла голутвинская электричка, битком забитая. Народ ринулся на штурм, зазвучали матюги. Поняв, что втиснуться не судьба – годы, нога, – Александр Иванович отступил в сторонку. Придется на следующей ехать. Он огляделся. Влезли не все, но все-таки народу на платформе стало поменьше. Эх, народ-народ…
Да-а… Сионизму-то отпор даем достойный, а вот с дисциплиной – плохо, хуже некуда, разболтался народ! И даже партконтроль на сигналы не реагирует, а только отписывается! Потому-то его, Александра Ивановича, место – тут, на переднем крае. Каждый, напомнил он себе, на своем месте и каждый – без остатка! Ни шагу назад! Как в войну: сидишь в своем окопе, и сиди, пали куда велено, а назад не сметь! А кто струсил, панике поддался, того заградотряд-то и поправит! А коли бросил свой окоп, побежал да по своим палишь – Александр Иванович хотел было потереть раненое колено, но взял себя в руки и выпрямился, – ты, стало быть, не свой, ты все равно как на сторону врага перекинулся, и мы наш долг выполним, потому что на своем месте и без остатка.
Он несколько запутался в своих построениях, но тут пришла электричка с 47-го. Наступала пора работать.
В вагоне было плотно, но терпимо, не сплошная толпа. Александр Иванович прикинул наметанным глазом – сумеет пройти по поезду. А вот порядок наводить следовало уже в первом же тамбуре: в дальнем его углу стояли и распущенно курили свою мерзость трое молодых людей. И ведь вида приличного, не иначе как студенты, и родители у них, может, заслуженные люди, настоящие советские, а эти… Под самым запрещающим знаком стоят и хоть бы хны! Значит, не сумели родители воспитать как следует. Тоже беда: каждый за себя, и ни до чего дела нет.
Все это Александр Иванович и проговорил, обращаясь к студентам. Веско проговорил, палкой об пол пристукивая. И решительно призвал к порядку.
Обстановка в тамбуре сразу улучшилась. Пара мужчин, тоже собравшихся засмолить эту дрянь, подалась в вагон. А вот нарушители не реагировали вовсе никак. Александр Иванович немного повысил голос, и тогда один из студентов повернулся к нему и прорычал с ненавистью:
– Ты заебал, козел старый! Хули ты ходишь тут каждый день, хули ты жить людям не даешь? Только вякни еще, сука, уебу меж рогов!
А ведь это классовая ненависть, понял Александр Иванович. Самая настоящая классовая! Он приподнял палку, чтобы с особой силой стукнуть по полу, и открыл рот, чтобы гаркнуть, как в прежние добрые времена, и классовый враг шагнул к нему и начал разворачиваться для удара, и опередил бы, потому что был моложе и сильнее, но дружки повисли на его плечах.
– Ну его на хуй, Витек, – прокряхтел один, – плюнь, он же потом от тебя до смерти не отвяжется!
А другой, пыхтя от натуги, обратился к Александру Ивановичу:
– Иди, дед, иди отсюда! Витя вчера с девушкой поссорился, выпил из-за этого, теперь настроение плохое, а тут ты еще… Иди, мы его долго не удержим…
И Александр Иванович счел разумным отступить. Временно, конечно. Потому что припомнил: эти студенты и правда тут часто ездят, надо будет завтра призвать на помощь общественность… из Совета ветеранов… нет, лучше органы милиции. А лезть на рожон смысла не имеет. Бывали уже прен-цен-ден-ты.
Он прошел по вагону, не обращая внимания на матерщину и шлепанье засаленных карт, миновал и следующий тамбур, хотя в нем тоже курили, а вот дальше – развернулся. И, подъезжая уже к Казанскому вокзалу, с удовлетворением отметил: работа дает результат! Даже некоторые из картежников – самая трудная категория! – завидев Александра Ивановича, бросали это свое вредное дело. Нет, он не позволял себе головокружения от успехов: вряд ли эти люди уже перевоспитались. Но оно ведь как – сначала их насильно заставляют что-то делать или чего-то не делать, потому что нельзя; а потом они привыкают. Это долго, но ничего не попишешь. Волюнтаризм решительно осужден партией. Большие дела быстро не делаются, даже в малом.
Эх, подумал Александр Иванович, смена нужна молодая, да где ж ее взять…
Он немного отдохнул на Казанском, постояв под расписанием. Мимо быстро прошел тот самый Витек с дружками – видно, опаздывали куда-то. Вспомнилось: точно, они на другую ветку переходят, на платформу Каланчевская. Вот ведь случай – с поличным взять мерзавцев. Александр Иванович покрутил головой, не увидел ни одного милиционера и отказался от мысли о преследовании. Все равно не догнать, с его-то ногой.
Нога, впрочем, уже не сильно беспокоила. Так всегда бывало: утром болит, а потом затихает. Вот жарко – это да. Вспотел, не простыть бы, нечего тут стоять, пора снова за дело браться.
Он совершил еще два рейса, до Быково и обратно, оба успешно, а третьим поехал в Куровскую. Тут уж и порядок наводить почти не пришлось – поезд шел полупустой.
Во время технологического перерыва, когда электрички не ходят, пообедал в столовой на привокзальной площади. Порадовался: недорого все и по качеству удовлетворительно. Потребовал только, чтобы персонал посуду мыл как положено, а то ведь тоже разболтались. Ну, тут его знали. И подтянулись.
Пока обедал, задумался о так называемом дефиците и решил: клевета. Хлеб есть? Есть. Макароны есть? Есть. Да все есть, что советскому человеку требуется, а что водку купить трудно или что вино плохое, так лучше бы их совсем не было.
Впрочем, это его, Александра Ивановича, принципиальная партийная позиция, и при необходимости, конечно… но главный участок его работы – электропоезда пригородного сообщения. Электрички.
Как всегда, на первую после «окна» народу собралось много. Александр Иванович занял хорошо известное ему место на платформе – именно здесь открывалась последняя дверь состава – и встал намертво, не сдвинешь, не оттолкнешь. Снова прошелестело: «Хромой черт» – но может, просто послышалось.
Толпа внесла его в вагон, люди расселись по скамейкам, заполнили проход, но все-таки работать было можно. И Александр Иванович приступил.
Работа в этих электричках, дневных, несложная. Едут в основном пенсионеры и женщины – должно быть, домохозяйки. Едут в Москву по магазинам, за пресловутым дефицитом. Сознательности, конечно, у них мало, но и порядок по части карт, курения, мата нарушать не особо нарушают. Легкий рейс.
Правда, повздорил с контролерами, но это даже с удовольствием. Высадить пытались, ни в какую не признавали за ветераном право на бесплатный проезд, да не тут-то было. Высказал им Александр Иванович все, что думает, палкой постучал по полу, партийным контролем пригрозил – и толстый дядька (грузчиком бы ему работать) сказал такой же толстой напарнице:
– Пошли, ну его, черта хромого, душу вынет…
Так-то, подумал Александр Иванович. Так-то!
На Казанском вокзале он снова передохнул под расписанием. И все выглядывал, не пройдет ли обратным путем утренняя троица – благо милиционер теперь маячил в поле зрения. Но троица не появилась, и Александр Иванович поспешил на электричку до Шиферной. На заводах заканчивались рабочие смены, а для него наступала вечерняя страда.
Страда эта завершилась, так, по сути, и не начавшись. Где-то в районе платформы Фрезер Александр Иванович сделал обычное свое замечание группе рабочих – шумели, выражались, некоторые выглядели нетрезвыми, другие картежничали. Он начал было так понравившуюся фразу, что тут не игорный дом, а изба-читальня на колесах, но на него заорали в несколько дышащих перегаром глоток, поднялись с мест, надвинулись, схватили, поволокли в заплеванный, полный поганого табачного дыма тамбур, вырвали из рук и куда-то отшвырнули палку, несколько раз ударили, а потом, когда электричка остановилась на какой-то станции, выкинули из вагона.
Электричка ушла. Александр Иванович лежал на покрытой грязным снежным месивом платформе. Мимо шли люди, никто не пытался помочь. Да он и сам не звал на помощь.
Кое-как встал. Обнаружил, что пропала и шапка-пирожок. И что весь грязный. Продолжать работу было невозможно, он сел в ближайшую электричку, доехал до своей станции и побрел домой.
В поселке было тихо. По вечернему времени уже стемнело. Нога болела, хотелось плакать, но плакать Александр Иванович не умел. Подойдя к дому, еще крепкому, хотя и слегка покосившемуся – не до собственных ведь нужд, когда такое творится! – он прокричал что-то гневное в направлении соседнего участка, с хозяевами которого враждовал уже лет двадцать, и наконец вошел к себе. Разделся, проверил, на месте ли запасная палка, вскипятил воды, попил чаю и лег спать.
А утром не проснулся. И потому на заседание Совета ветеранов не прибыл, а в свою очередь потому ветераны решили Александра Ивановича проведать, ибо не бывало, чтобы он на эти заседания не приходил. И еще более в свою очередь потому похоронили Александра Ивановича более-менее пристойно – не протухшим.
Спустя несколько дней по электричкам Казанского направления пошли разговоры, что хромого черта, который всех заебал, то ли убили, то ли он сам под поезд упал сдуру. Некоторые даже жалели, что пропал дед – скучновато без него стало. Студенты – Витек и его приятели – они тоже жалели. Правда, не сильно и не всерьез, а вскоре забыли, как и все остальные.
Ну и, конечно, от товарища Леонида Ильича Брежнева поступил ответ. Вернее, от его помощника, фамилия которого, естественно, забылась. От имени и по поручению Генерального секретаря помощник поблагодарил Александра Ивановича и заверил, что меры по его сигналу будут приняты. И что не стареющие душой ветераны – золотой фонд партии.
Трудно сказать что-либо определенное по поводу нестареющих душ. Только думаю, что если душа Александра Ивановича где-то есть, то вряд ли она обрадовалась такому ответу. Отписка ведь.
чота в Рюмочной навеяло - вспомнился этот хромой черт

3aHo3a

2010-10-07 19:11:38

Ставлю оценку: 20

3aHo3a

2010-10-07 19:16:24

чтиво необычайно глубоко по смыслу мне прям заебцом так поразмышлялось на тему поднятую туточки - сколь много ещё осталось вот таких ебанутых и верных партии людей ( лично я считаю их побочным эхвектом великого и могучего СОВКА)!

Качирга

2010-10-07 20:37:38

Ставлю оценку: 8

Качирга

2010-10-07 20:39:16

Каждый раз так, ругнул себя Александр Иванович: сперва радуешься, после глянешь на них – и отпадает всякая охота радоваться./c/ога, мнение эксперта о сетературе, должно быть...

Восьмиклассница

2010-10-07 20:49:26

Ставлю оценку: 37

Вадим Викторыч

2010-10-07 23:35:26

Помнитцо царь был, Павел может, который издал указ писать ему, если что. Разбирал почту, реагировал. Так што не только совки.
Правильная тональность взята в рассказе.

muhabbat

2010-10-07 23:52:30

3aHo3a 2010-10-07 20:16:24

Это не "чтиво", не "зарисовочка", это - жизнь.
Всё настолько точно подмечено, настолько верно описано ... знала я таких ветеранов. Для нас - стёб, а для них - всё, что осталось им в этой жизни

Марат

2010-10-08 00:13:41

а мне как всегда оч понравилось. умеет ФС ковырнуть темы, за которые вроде как хуле браться - там и так все понятно. но какое-то смещение взгляда, неуловимый угол, и ракурс меняет восприятие.
последний маленький абзац - просто пиздец! отписка - душе! от невидимомого и непонятного - еще более мистическому.
круто!

Марат

2010-10-08 00:13:49

Ставлю оценку: 43

Санитар Федя

2010-10-08 00:17:51

С первого предложэния ужэ упалпацтол
но особенно понравелось вот это: Он допил чай, надел пальто, шапку-пирожок, взял палку и двинулся на работу.
палку лучшэ бы он бросил бугага

Долбоёб

2010-10-08 09:45:12

не протух, потому что не пропускал заседания.

заебись

Долбоёб

2010-10-08 09:46:13

Ставлю оценку: 33

Имиш

2010-10-08 10:02:53

вот щас скажу гггг
Вот ведь жалеешь же героя..жалко его..Хочеца думать о том как можно было сделать его счастливым...Задумываешся об этом и понимаешь -а никак? Да, типаж узнаваем, но ведь ни штирижка к человеческому его облику..Просто одержимый придурок. То есть за всей этой комунистической галиматьей не выдно покалеченой души...А она есть...Я не призываю конечно там опять писать об умершей Прасковье и всё такое..Но..

Вот к примеру про смерть тут есть..У меня появилась мысль о том что вот он всё таки может неосознано религиозен..ну так чуть чуть..самую малость..А больше - ничего не нашел, такого, чтоб ну чтоле обывыателського....Хоть бы струсил он как то почеловечачи больше..И то было бы понятней..

Ведь страный констраст возникает..Хочеца сочувстовавать а некому ыыыы
Долбоёб, не протух, потому что ветераны удивились его неявке на заседание и в тот же день навестили.
Имиш, скажу без лести: ты ахуительный читатель. Патамушта именно такого эффекта ("хочеца сочувстовавать а некому") я и мечтал добиться. Ну или противоположного (типа "жалко деда").Сопсна я как раз пожалеть его попытался и в этом смысле протестировал себя самого.

Имиш

2010-10-08 10:32:03

ну да, ну да...Как бы обескураживающий тест получился..Обескураживающий именно что вот - есть ли там покалеченая душа? И автор тихо и неуверено и даже застеньчиво и пугливо отвечает - Нет...Кажеца нет..

anatman

2010-10-08 10:34:21

хорошо. ставлю оценку: 40.
мне вот чё интересно - желание быть нужным, быть участником, учить правильному - оно же не в крови, не в генотипе.
вот как бы блять так зазомбировать нужное кол-во человек.
анатман, в крови, в генотипе, мне кааццо, нежелание помирать. и вот: человек, по сути, жизнь прожил. может, и хуйовую, может, и прожил неправильно, но жизнь-то это его собственная. и никого - жена умерла давно, детей нет, родни нет, друзей нет. остается-то что?!

anatman

2010-10-08 10:49:10

ну хуй знает. сиди себе с удочькой. или девочьку пригрей какую, чтобы чайку вскипятила, носки состирнула, простату помассировала. скотину можно завести, и ухаживать, и разговаривать и наследство ей оставить.
они же блять участвовать стараюца, я об этом.
с удочкой или там на лавочке греться - это для такого человека все равно, что признать полную свою ненужность и, главное, нулевую значительность. а признавать не хочецца.

anatman

2010-10-08 10:57:57

вооот. ключевые слова "для такого человека".
кто их сука сделал такими? ведь это целое поколение. да и сейчас многие пенсионеры не с вязанием на лавках доживают.
гвоздей блять понаделали из людей, а позаколачивать некуда их.
имхо, но это сука покруче генетики, опыт такого воспитательства.
анатман, такого - я имел в виду по внешним обстоятельствам. абсолютно одинокого. вот ты говоришь "сиди себе с удочкой". да ведь человеку хочется потом перед кемнить блеснуть, рассказать, каких он воооооооооот таких лещей наловил! чтобы им восхитились. или чтобы сказали "непесди" - тогда тоже есть чем заняцца, и жизнь полна.
а если не перед кем хвастаться?

anatman

2010-10-08 11:13:32

всегда можно найти кому лещей показать. да той же собаке. я со своим собакой разговариваю к примеру. или таким же Александрам Ивановичам лещами похвастайся.
неее. нихуя.
им надо быть именно нужными. необходимыми и участниками процессов.
суть такова - а как же порядок в тамбуре электрички без меня наведут? Брежневу если некогда, дык я ему помогу хули.
они не только одиноки. у них потребность быть нужными.

Параной Вильгельм

2010-10-08 11:14:19

славная вещица...

Cтэн ГОЛЕМ

2010-10-08 11:45:25

сознание раздваивается, я как-то одновременно на стороне студентов и старого чёрта.
так и общее впечатление, хочется одновременно и продолжить тему, и отвязаться от неё поскорее, выкинуть к чертям проклятое прошлое.
но нет, тащится следом.

Cтэн ГОЛЕМ

2010-10-08 11:45:38

Ставлю оценку: 30

AbriCosinus

2010-10-08 12:12:57

А щас, Юр, ходит по этом у направлению такой же хмырь. Бесплатно раздает газеты анпилова и там еще какие-то коммунистические материалы. Разве што карты не ругает, но агитработу ведет будь здоров... Люберцы - Казанский вокзал, да...

AbriCosinus

2010-10-08 12:15:03

Еще я, Юр, Гришу Стулова вспомнил. Вот Имиш нащот души, жалости, сочувствия. А ведь это люди немношко с другой планеты. И чтоп жалеть - очень сильным надо быть. Не получаеццо...
ну, Гриша-то Стулов был клинически ебанутый, он же себя кем, сыном Ленина штоле называл? а про этого я и не знаю...

posetitel

2010-10-08 12:38:24

у человека есть потребность в самореализации.
Старик и так никому не нужен, так хоть добро для государства делать будет.
А это добро, оказывается, тоже никому не нужно.
Грустно.

AbriCosinus

2010-10-08 12:58:21

Француский самагонщик 2010-10-08 13:18:51

Я про то и намекаю толсто... Состояние хромого черта мало отличается от клинического Гриши... По крупному счету...
Леш, может, и так. Я попытался что-то другое найти.
Звиняюсь, ФС. ALEX, по-мойму, лучше пишет, на пооорядки, блять.

Имиш

2010-10-08 14:30:34

хе хе..совсем народ пизданутый..

AbriCosinus

2010-10-08 14:32:16

развешто помойму...

Kvint

2010-10-08 15:28:25

грустный рассказ. а за державу досадно.

докторЪ Ливсин

2010-10-08 15:35:33

гвоздей блять понаделали из людей, а позаколачивать некуда.. плюсстопицот..

Марат

2010-10-08 15:47:43

Француский самагонщик 2010-10-08 11:24:37
Имиш 2010-10-08 11:32:03

странно вы рассуждаете, или я долбоеб. как это некому сочувствовать? почему же я сочувствую? и потом, если некому сочувствовать, то рассказ - гавно. произведение искусства, не вызывающее чувственного отклика - несостоятельно.
есть такой фильм Николая "Петя по дороге в Царствие Небесное", так там герой похож, хотя и просто больной. я не говорю о плагиате, я говорю о переемственности. это уже типаж, он узнаваем, он всех достал уже как только о нем подумаешь, но ведь люди-то эти покалечены. чем, другой вопросм - у каждого свои причины. нехватка внимания со стороны ближних - одна из главных. отсутствие семьи и т.д. как же не вызывает сочувствия? как же нет души? в том-то и дело, что она есть, и конец рассказа ИМХО об этом четко говорит. эта отписка происходит именно ЕЙ, этой душе, и рассказ взлетает уже на метафизический уровень. лично я вижу так.

Марат

2010-10-08 15:48:28

николая Досталя

Шева

2010-10-08 16:15:08

ГГ жизненный и до противности узнаваемый.
Марат, как ты думаешь, кому из персонажей "Мертвых душ" сочувствовал Гоголь? И сочувствовал ли Достоевский Смердякову?
Я с одним согласен - герой не может быть автору похуй. Но диапазон отношения широчайший, от любви до брезгливости.

anatman

2010-10-08 16:44:45

2010-10-08 17:35:26.
- афторам порнухи наверное пиздец как трудно живёца.

Марат

2010-10-08 16:49:44

ФС, Смердякову? конечно, сочувствовал. это ж его творение, его дите, как он мог не сочувствовать? автор не может быть брезглив по отношению к своим героям. брезгливость могут выражать другие персонажи, но не автор. он может оставаться беспристрастным, но понимать, какие чувства вызывает он своей писаниной. "и чувства светлые я лирой побуждал". брезгливость возможна, но она должна быть побеждена милосердием и пониманием несовершенства, и приятием его.
Марат, не согласен. Равнодушие исключено, а ненависть, презрение, брезгливость - очень даже возможны. Ты чо, никогда отрицательных персонажей не писал?
анатман, у Дины Рубиной есть зарисовка про чувака, который всю жизнь писал книжки для детей. Не первого ряда автор, славы не нажил, денег особенных тоже. А потом открылись шлюзы, разрешили (перестали запрещать) порнографию, и мужик переквалифицировался. Писал рассказы, изобилующие фразами типа "Мощными пальцами он вцепился в ее пухлые ягодицы и насадил ее прямо на свой вздыбленный узловатый член". Славы так и не дождался, но материальное положение поправил сильно.

ВИКТОР МЕЛЬНИКОВ

2010-10-08 17:00:31

И сейчас есть такие старцы, поучают и поучают, сердятся, топают ногами, а их не слышно и не видно.

ВИКТОР МЕЛЬНИКОВ

2010-10-08 17:00:52

Ставлю оценку: 41

Марат

2010-10-08 17:03:42

Не, ЮрСаныч, никогда не вводил персонаж, чтоб его ненавидеть или презирать. я всех своих персонажей люблю. одних больше, других меньше. за что из презирать-то? за то, что я сам сделал их такими? абсурд получается. им можно только сочувствовать.
Марат, как это за что?! А если он негодяй и подлец?! Нет, почему он стал таким, это другой вопрос, но вот он уже такой - гнида и пидарас. И что, ты его любишь?
И вообще, почему ты думаешь, что это ты их делаешь такими?

anatman

2010-10-08 17:17:54

ФС, вот на такое: "Мощными пальцами он вцепился в ее пухлые ягодицы и насадил ее прямо на свой вздыбленный узловатый член"(с) многие когдато вполне вдохновленно- самозабвенно драчили гыыы.
...
- понял што про пидарасов сука песать опасно
я бы сказал, от них вообще лучше держаться подальше

Марат

2010-10-08 17:27:30

Юра, я наверное человек такой. считаю, что нет гнид и нет чисто лучезарных или там порядочных людей. все относительно, и это мое писательское кредо, если хочешь. все зависит от конкретной ситуации и от ракурса взгляда. не раз был гнидой для кого-то, но себя таковым или не считал в те моменты, или приходилось таковым быть. но от этого моментального окончательным не становился.
люди сложны. я читаю тебя и вижу общечеловеческую трагедию, а не историю индивидума, законченного и прямолинейного, скажем, долбоеба, который выписан на переднем плане. чехов ведь тоже писал не о человеке прежде всего, а о людях вокруг него.
да как же это нет гнид, когда я лично видел их неоднократно?

Марат

2010-10-08 17:58:30

гнид нет, есть несовершенство мира, а вернее, непрекращающаяся война добра и зла. и есть искушения как с той, так и с другой стороны. и случаи, когда добро оказывается злом, и наоборот. вот это как раз очень интересно должно быть как пейсателю, так и четателю.
ура.
ура (с)
налил

апельсинн

2010-10-08 19:20:08

мерзкий такой дед получился, но узнаваемый. цепной пес на пенсии. хорошо написано.

апельсинн

2010-10-08 19:20:40

Ставлю оценку: 40

moro2500

2010-10-08 19:21:59

"...Ведь страный констраст возникает..Хочеца сочувстовавать а некому..."
вот ведь, точнее и не скажешь! Хромой отголосок целого пласта истории, который реально верил...

очень напомнил нынешнего поэта Николая Губаря, который, как тот хромой черт по электричкам, шныряет по лит сайтам и ебет мозг комунистическими бреднями. Имел неосторожность схлеснуться с ним в коментах где-то - ну его нахуй!

moro2500

2010-10-08 19:22:17

Ставлю оценку: 38

Долбоёб

2010-10-08 20:20:39


ФС 2010-10-08 11:24:37

я и говорю

Kvint

2010-10-08 22:14:27

Марат
ихма, Имиш и ФС говорили о другом, о технической стороне текста. Как мастерски ФС обошел личное отношение к человеку и выпуклил типаж.
Из текста хорошо видно какой ГГ хороший функционер, но не видно какой он человек. Это разные масштабы. И рассказ вызывает отношение сожаления ко всем старикам этой эпохи, а не к конкретному человеку.
как-то так.

Щас на ресурсе: 296 (1 пользователей, 295 гостей) :
Француский самагонщики другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.