В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

Чёрный Человек. Олдскул-то олдскулом, но не смешно ни разу и ниапчом.

Француский самагонщик
2020-07-03 07:01:58

13.13. "КОТ". Вот это вот с хитровздрюченным названием в самый раз на митинг. Но митинг это не здесь.

Француский самагонщик
2020-03-23 17:42:25

Любопытный? >>




Интеграция (третий кусок, последний).

2010-10-27 18:43:27

Автор: лазареви4
Рубрика: ЧТИВО (строчка)
Кем принято: Редин
Просмотров: 599
Комментов: 4
Оценка Эксперта: 30°
Оценка читателей: 30°
начало: ссылка
второй кусок: ссылка




***

Вспоминая долгими одинокими вечерами на острове всех тех, кто его раньше окружал, Егорча с удивлением отмечал, что не находит в своём сердце ни малейшего отклика, похожего на сожаление по утраченному. Вся эта людская толпа, проплывшая когда-то безликим смазанным потоком мимо, не оставила ни одной значимой зарубины в памяти Егорчи.

В то же время остров создавал вполне ощутимое состояние умиротворения и единения. Егорче казалось, что он полноправный компонент какого-то закрытого сообщества. Возможно, так представлялся ему его остров. Выхаживая побережья и пересекая лесистые взгорки, Егорча полнился мыслью, что он здесь свой. На самом деле так наверно и было. Участие Егорчи в жизни острова протекало незаметным присутствием. Тонкие дымки сушняка над крышей избы вечерами, редкие выстрелы для пропитания, обсыпанная чешуёй хвоя под вешалами.

Егорча заготавливал дрова. После сытного обеда время для плодотворного труда было самое то. Кряжистые смоляки Егорча выборочно валил в центре острова. Чурки шли на поленья для печи, порубленную мелочёвку Егорча складировал под навес, используя после в костёр для дневной готовки.

Самое сложное заключалось в транспортировке. Таскать дрова приходилось большей частью на себе. Егорча был даже счастлив ощущать наутро приятную ломоту в натруженных плечах и руках. Ощущение пробегающих импульсов. Ощущение силы. Той, которой недоставало тогда.

***

Егор возвращался реально навеселе. Начали в офисе после шести с шампанского. По случаю дня рождения. После текила, как положено. С солью с тыльной стороны ладони. Лимон. Виски, коньяк, водка, бальзам. Догнавшись пивом с попутного ларька, Егор неровным шагом двигался к метро, петляя кривыми подворотнями Петроградской стороны. За одним из углов его настиг «момент истины».

- Чувак, чо, закурить-то есть, а?
- Не вопрос, ребят. – Егор протянул раскрытую пачку.

Запомнил он только первый сокрушительный удар в нос. Потом, видимо, Егора долго пинали. Когда он очнулся, лёжа около воняющей застарелой мочой стены, долго не мог подняться. С носа капало на рубашку, куртки не было. Карманы были пусты.

Пожалуй несколько странно, но именно в тот самый момент, когда Егор стоял, шатаясь и придерживаясь рукой за стену, пытаясь остановить обильные, густые, бурые капли из разбитого носа, он вспомнил события двухгодичной давности. В то лето Егор отдыхал у дальних родственников, в глухой деревне. Коротая вечера с местными девчонками и полузабытыми друзьями детства, Егор упивался разными номерами отечественной «Балтики» вперемешку, не гнушаясь убойной и модной в то время «девяткой».

В один из таких вечеров, тусуя на заднем крыльце деревенского магазина с привычной компанией, Егор заприметил одинокого «бича», копающегося в близлежащей помойке. Это был дед лет шестидесяти, аккуратно промышлявший по посёлку сбором бутылок, бесхозного металлолома и прочей требухи. Основной капитал дед Евсей делал на зиму на летнем сборе ягод для финнов, но Егор об этом не знал. Бравируя столичным пренебрежением к так называемым отбросам общества, Егор запустил очередную пустую бутылку из-под пива с навесом в угрюмо согнутую спину «бича» Евсея.

Попал однако же в голову. Малолетки, с хмельным восторгом наблюдавшие за перформансом, тихо ахнули. Порожняя бутылка, отскочив от головы деда Евсея, звякнула о камень и откатилась в сторону. Егор тихо, внутренне выдохнул и расправил поникшие было плечи. Евсей же истово перекрестился на затянутые осенними облаками небеса и, подхватив свою видавшие виды коляску, направился к группе восседавшей на заднем крыльце магазина молодёжи.

- Егор, ты что? – шептала ему полногрудая Настя. – Ты же убить его мог.
- Нормально всё, Настён. – отмахнулся воспрявший Егор, открывая очередную пива.

Ему явно нравилось, что Настя считает его «своим», ревностно оберегая от прочих заигрываний со стороны возможных соперниц. Все медляки в сельском клубе для Егора были надёжно забронированы Настей, которая явно умело манипулировала своими юными упругими прелестями и прозрачными полунамёками о готовности к «тому самому».

Тем временем Евсей подтянул свою двухколёсную, набитую отребьем, развалюху к кучке молодёжи и, ни к кому конкретно не обращаясь, вопросил:

- Во как двинуло-то, ребят, а? Как с неба будто?
- Да уж, дед. – ответил Егор, паскудно ухмыляясь.
- Я-то думаю, как так можно ли. – продолжал Евсей.
- Тут дед дело такое. Не знаешь, где найдёшь, как говорится. – сказал Егор.
- Неисповедимы пути Господни. – ответил дед Евсей и, ухватив крепче ручку тележки и сдвинув засаленный картуз на затылок, двинул мимо.

- Ну, Егор. – сказала Настя.
- Да чо нам, кабанам. – Егор игриво притянул подружку к себе.

Такой вот случай вспомнился Егору. И отчего-то ему было действительно жалко одинокого деда Евсея именно сейчас, а не тогда.

***

Егорча не тяготился своей одинокостью. Даже скорее сознательно избегал нечастых встреч с местными. Летом бывали ещё залётные туристы. И наши, и финны-байдарочники. Ставили свои палаточные бивуаки, жгли яркие ночные костры.

Егорча, бывало, наблюдал за ними из укромных, хорошо известных ему мест. Ловил обрывки разговоров, жадно хватал взглядом обнажённые фрагменты тел редких туристок. Осторожно отгонял прилипчивую мошкару, щурился сквозь густую листву.

После того, как уезжали непрошенные гости, Егорча внимательно осматривал место стоянки. Тщательно закапывал неубранные остатки мусора, брезгливо посматривал в сторону импровизированных ям-туалетов.

Управившись ближе к вечеру с очередной сухостоиной, Егорча счёл сегодняшнюю свою повинность по дровяному запасу выполненной. Подхватил в сенях белое пластиковое ведёрко на десять литров, неспешно отправился на берег за водой.

Озеро хмурилось, вечерея. Средней силы волна окатывала прибрежную гальку, пенясь и пришёптывая. Дальние берега уже скрывались в предвечерних сумерках, и оттого остров казался Егорче ещё более замкнутым обособленным миром, приютившим его и укрывшим от мира другого, внешнего и чужого.

Егорча зашёл в воду, уберегаясь набрать в сапоги через край, наскоро разогнал прибрежную муть, зачерпнул. Песчинок, что поднимаются волной со дна, не избежать, но это ладно. В ведре осядут. Ощутимо задувало. Воротник хлестал по щеке с наветренной стороны.

Отчего-то подумалось, что он сам, вроде такой песчинки, был кидаем волнами из стороны в сторону, пока не осел на своём тихом уютном дне, укрывшись от мирских непогод.

Егорча постоял ещё чуток на берегу, повернулся и скрылся в густом подлеске прибрежья.

Редин

2010-10-27 19:02:02

очень понравились: параллель между приплывшими пиздюлями и бутылкой по голове и эпизод с колкой дров. в остальном довольно ровное размеренное чтиво.

Дед Фекалы4

2010-10-27 19:50:57

Как я и предполагал завершающая часть оказалась самой классной, причём не в плане кульминации, а именно её мне и не хватило, а в чисто повествовательном плане. Образы раскрылись, приобрели контрастность,описания стали более чёткими . Повторюсь, мне не хватило какого-то крещендо, яркого завершения, логической замкнутости всех частей. Ну и хуйзним, пишы ищо.
Токмо вот эта фраза реально убила: После сытного обеда время для плодотворного труда было самое то. Этош што получается, автор конкретно оторван от пасторально-физиологических реалий. Этож кому хочется-то работать после сытного обеда-то? Я уш не говорю о кондиционированно-офисной атмосфере манагера по-развитию. Сиеста-её величество, послеобеденный отдых, а особенно в ебенях сельских.

Лесгустой

2010-10-28 07:42:17

"Основной капитал дед Евсей делал на зиму на летнем сборе ягод для финнов, но Егор об этом не знал" - к чему тут эта фраза? Если бы финские горячие парни Егорке пизды навешали опосля этого, смысл бы был. А так - слова ради слов...

Лесгустой

2010-10-28 07:42:30

Ставлю оценку: 30

Щас на ресурсе: 44 (0 пользователей, 44 гостей) :
и другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.