Запойное чтиво

Mavlon :: Инферно

2020-01-02 11:15:09

Задумывался ли ты когда-нибудь, малыш, о чем, например, сказка о рыбаке и рыбке? О жадности она, или все-таки о любви старика к своей жадной старухе? Пора решать, дорогой, ты уже большой, разменял пятый десяток и насекомые в твоей голове давно размером с динозавра. Хватит кормить их, сраных дармоедов. Будь мужиком, оденься во все чистое и выйди в окно с седьмого этажа. Поверь наконец в чудеса.

Антонина бабища огромная. Не обойти, не перепрыгнуть. Шпалоукладчидца, заведующая в цехе детского питания. Классический пример контрастов и абсурдов. Простая и среднестатистическаяя в основном. Во всем остальном, у нее каждая копейка гвоздем прибита, а муж прибит каблуком.

Как-то детстве Тоня попросила у Деда мороза пупсика ценою в четырнадцать копеек. « У тебя и так их штук восемь, попроси лучше у Дедушки куклу большую или новый сарафан», - говорила ей мама. Но Тоня настаивала. По-детски, напористо канючила. И получила под ёлочку желаемое. А ее брат погодок – огромный грузовик со светящимися фарами. Разница была очевидной, и Тоня поместила пупсика в духовку вместе с праздничной курицей. Понять ее можно. Следующей елочки ждать еще год, а это целая вечность для ребенка. А через год, аккурат под Новый год у Тонечки уехала мама. Надолго. Так ей папа сказал. Саму Тоню с братом отправили к деду с бабкой, чтобы ничего не видели, и уже потом, какое-то время спустя, показали место где лежит мама.
Не стоит удивляться моим познаниям в таких подробностях. Мы давнишние соседи по общаге-малосемейке.

Так вот, отношение к Новому году у Тони было однозначное. Ну и чтобы супруг не увлекался за столом. Понятно что не компотом.

Кстати, о нем. Я никогда не слышал его по имени-отчеству, хотя лет ему было уже за полтинник. Небольшого роста, субтильный и малообщительный, Васек был типичной темной лошадкой, заезженной жизнью и женой. Волосы торчат изо всех щелей, усы до подбородка, зимой и летом в беретике с помпончиком и галстуком на синюю рубашку с застиранным воротничком. Гибрид учителя труда и преподавателя по пению. Трудился он каким-то клерком в автохозяйстве.
Хотя мог быть и законспирированным тюремным палачом. Я бы не удивился. Но у нас вроде мораторий, и потому Васек был законспирированным алкоголиком-камикадзе. Он ежедневно рисковал жизнью, пряча пузырь от жены в большом трансформаторном щите в конце общего коридора, в который залазил каждый раз, когда выносил мусор или выходил за хлебом.
Желания Васька сводились к тому, чтобы повеситься или выпить антифризу. Это частенько было слышно из-за их обитой дерматином двери. Вероятно, когда жена его поколачивала. И вот однажды его убило током. В самый канун праздника. Президент, кажется, еще не договорил. Все высыпали в коридор, потому что погас свет и закоротили микроволновки. Васёк лежал возле трансформаторного щита и дымился. Рядом стояло мусорное ведро.
Началась суета, крепко ругались, спрашивали зачем этот идиот полез туда. Светили фонариками и бенгальскими огнями. Блики играли на лице медленно опускавшейся по стене оцепеневшей Антонины. Сосед-ветеринар пощупал у Васька пульс, посмотрел зрачки, проделал еще ряд манипуляций и снял с головы шапку гномика: «Готов». Потом попросив вызвать полицию и медиков, накрыл лицо Васька какой-то тряпкой.
Вот тут Тоня заревела. Навзрыд, бабьей белугой: «Васяяя, Васенька, милый...Ты куда собрался падла!!!» - и принялась молотить труп ногами по голове. В буквальном смысле пиздить. Тоню даже не пытались остановить. Из уважения к горю, наверное. Она била и била, била и била, пока сам труп не схватил ее за ногу и не впился в нее зубами.
Потом он медленно встал.
Перешагнул через лежащую в обмороке жонушку.
И раскачиваясь двинулся в сторону своей двери.
На улице рвались петарды и ревели автосигнализации. А на стыке времен, шатаясь, брел, держась стену и израненную голову, Давид, низвергший Голиафа. Перед ним почтительно расступались. Кто-то даже пукнул негромко.

Это, конечно, сразу стало в нашей дыре, и даже зафиксировалось в местной криминальной колонке. Васек, можно сказать, проснулся знаменитостью. Он как-то сразу воспрял духом. Разогнулся в плечах и увеличился ростом. Я наконец узнал его отчество. Жизнь пошла в гору, и летом они с Антониной поехали в совместный семейный отпуск на Черное море. Где по голове Василия Кузьмича случайно пролихачил на водном мотоцикле какой-то буржуйский сынок. Теперь уже с летальным исходом. Видать на роду написано. Да и хуй на него.