Запойное чтиво

софора :: Николаю Васильевичу

2011-12-28 23:10:26

Милостивый государь Николай Васильевич!
С Новым годом, Рождеством и здравствуй!
Отправляем свою поспешную работу на самый песдатый в мире конкурс писем, в том числе и тебе лично. Если подойдет, надеемся, будет возможность еще повычитывать и подправить.

Прошлую Новогоднюю ночь провели атасно. В третьем часу, нарядив Алешу Дедом Морозом, пошли в галерею к Юле. Илья был в длинном черном пальто и в черной маске Мистера Икс. Мы с Лизаветой, прикольные такие, в париках из лилового дождя тоже не портили стильную компашку.
Но у Юли нам сунули в едва приоткрытую дверь пригоршню глиняных Снегурочек ручной работы и захлопнулись, потому что давно уже спали по диванам и проснулись только случайно на наш стук. Делать нечего, мы двинулись по Римского-Корсакова к Юсуповскому саду. По дороге неожиданно стали ощущать повышенный интерес встречных всех возрастов к нашему Деду Морозу. Многие приставали неотвязно и не уходили, пока Дед Мороз им хоть что-то не дарил.

Неожиданная и какая-то неотвратимая настойчивость желающих получить подарок нарастала с каждым метром. Когда закончились все мандарины, хлопушки и бенгальские огни в целлофановом пакете, Дед Мороз, мечтая о вязанке бубликов, уже крадучись, вознамерился скрыться в Юсупе.
Не тут-то было. Перед озером, по центру, обычно стоит елка. Стояла и в тот раз. Как будто бы в пустоте. Ан нет. При появлении Деда Мороза из-за окрестных сугробов начали выползать темные фигуры. Их оказалось довольно много. Мрачные физиономии, местами зеленовато тронутые дымком травы, неожиданно стали расцвечиваться подобиями улыбок и невинных желаний децкой сказки.
Они начали тянуться к Деду Морозу заскорузлыми передними конечностями и каким-то немыслимым завихрением вдруг образовали хоровод вокруг елки. Дед Мороз доверчиво поддался. Хоровод поволокся по кругу. Никто ничего не пел. Видимо, не знали, что именно в таком случае надо петь. Все пялились на Деда Мороза с ожиданием в глазах и двигались всё быстрее. Обманутый бескорыстным вниманием, Дед Мороз, интуитивно ощутил неладное и на середине третьего круга хотел было отнять руки и смыцца. Хоровод протестующее загудел, не отпустил Деда и прибавил темпа.
Тут Илья в длинном черном пальто и маске вышел под елку, поднял руку с пистолетом и пальнул куда-то вдоль елкиной макушки. Хоровод как фугаской раздуло. Стало опять пусто, лишь пошмыгивало за сугробами.
Что момент уносить ноги настал, понял даже Дед Мороз. Мы подхватили изнемогающего от непривычной утомительной миссии Деда и рванули по Римского-Корсакова в сторону дома. Тут выяснилось, что естественным ходом обратный путь невозможен в принципе, потому что, раздав содержимое мешка на пути «туда», Дед Мороз утратил возможность откупаться на пути «оттуда»… Буквально слишком далеко зашел…

Самая душераздирающая сцена разыгралась на углу Вознесенского проспекта, под самым Носом майора твоего, Николай Васильевич, Ковалева. Толстая многодетная мамаша – с так и не пересчитанными Дедом Морозом из-за понятных обстоятельств детишками –
обиженно вопила на весь квартал:
- Дед Мороз! Дай подарки моим де-е-етям!!!
Детки скучковались под Носом и как-то подозрительно, почти угрожающе молчали. Шел к концу третий час ночи. Дед Мороз, одной рукой тряся пустым мешком над детишками, другой рвал кудрявую баранью бороду, пытаясь доказать свою нелигитимность и невзаправдашность как фантомного объекта. Илья привычно сунул руку в карман, но пистолета там не оказалось. Кто, где и когда спер его после выстрела под елкой, по сей день покрыто мраком. Тетка мрачно наступала. Нос на доме Вознесенский пр. 11 свисал над головами в предательском молчании.
Полуночное шампанское на тот момент подвыветрилось из дедморозовой головы. В похмельной тоске, усиленной нарастастающе суровыми перипетиями последнего часа, он судорожно завспоминал, что всего три часа назад, не далее как в прошлом году, невыносимо уютно ему было в комнате – с полным салатов столом, недоеденным заливным и предсказуемыми радостями нормального человеческого новогодья. Тетка ничего этого понимать не хотела и визгливо требовала свое!

Спасли новые активные претенденты на подарки, которые вполне органично стусовались с многодетным семейством и дружно подхватили теткины протесты против равнодушия, беззакония властей и бесправия кинутого всеми судьбами ночного электората. Пока они демократично митинговали под самым Носом, Дед Мороз, впервые за ночь, наконец, проявил признаки здоровой заурядной смекалки и незаурядную прыть. Окончательно похерив в себе остатки ответственности отмороженного интеллигента перед народом, зажав совесть в кулаки вместе с полами шубы, Дед рванул в сторону Харламова мостика со скоростью, достойной сказочного существа.
Тем спасся для года нынешнего, а мы с ним.
Чего и всем всегда желаем.
С радостными приветствиями и добрыми намерениями –
Мы.

P.S. Вот так митинги, милстивый государь наш Николай Васильевич, завсегда оставляют страждущих с носом. Премного благодарствуем за гениальное предвидение и науку.